Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс

Воздушные стрелочники

29 ноября 2017
3

Рубрика «Журналист меняет профессию» пользуется популярностью, но не способна охватить многие специальности, требующие особой подготовки и навыков. Для таких видов работ мы открываем новую рубрику – «Один день с профессионалами». Смену профессии тоже не забудем, но где по объективным причинам невозможно будет ощутить специфику работы на собственном опыте, будем просто внимательно наблюдать за деятельностью специалистов в течение рабочего дня и делиться впечатлениями. Проект «Журналист меняет профессию» начинался в феврале этого года на железной дороге – с освоения труда путейцев. Решили продолжить традицию и вновь организовать дебют на стальной магистрали.

Осадная башня

Когда я прибыл на станцию Ирбейскую, начальник района контактных сетей Сергей Бураков уже распределил наряды, дал здания. Для начала – совсем близко, на станционных линиях. До этого Сергей Николаевич тщательно осмотрел, отметил недочеты, требующие исправления, и теперь сам присоединился к бригаде, которая как раз собиралась на выполнение работ. Практически в боевой выход. Вытащили из-под навеса высокую арматурную конструкцию, поставили ее колесами на рельсы спокойно и покатили к основным путям. Прямо передвижная осадная башня, как в исторических кинофильмах. Вскоре через стрелку выбрались на оперативный простор. Впрочем, постоянно кататься до стрелок и обратно парни не пожелали, напротив запланированного участка взялись вчетвером и, перемахнув через один путь, сразу поставили вышку на нужные рельсы.

В одну сторону ушел с флажками сигналиста Роман Шевелев, в другую – сам Сергей Бураков. Вячеслав Бармин, назначенный производителем работ, по рации прозондировал ситуацию. На железной дороге все работники должны знать, кто где что делает, в этом основа безопасности. Наконец – в бой! Роман Ковригин и Иван Лисунов остались внизу, чтобы придерживать прочную, но шаткую конструкцию, а Максим Будников по встроенным лестничным перекладинам ловко полез наверх, в корзину. Там зацепил за провод две штанги. Один из контактов в момент соприкосновения вдруг отозвался искрами. Стоп, так что же, сеть под напряжением? Оказалось, да, в проводах 27 тысяч вольт. Строго говоря, с половинкою, но для обывателя это не принципиально. Хотя такая «половинка» более чем в два раза превышает напряжение наших бытовых электросетей, при неосторожности вполне способных убить. А к железнодорожным проводам, как раньше не раз объясняли, и на метр нельзя приближаться, запросто пробьет электрической дугой, превратив в обожженную головешку...

Все вопросы разъяснил Сергей Бураков. Дело в башне, она не такая простая, как кажется. Называется лейтер, если расширенно – изолирующая съемная вышка. Металлические конструкции только в верхней и нижней части, их разделяет прочный пластик. Одно колесо отличается от других, красное среди черных. На него выведено заземление. Но это на всякий случай. Вообще же, с точки зрения электротока, человек в корзине буквально висит в воздухе. Пробивать просто некуда. Разность потенциалов остается совсем небольшая, да и та исключается штангами. Примерно по тому же принципу птичке, садящейся на провода, ничего не грозит. Так что Максим мог спокойно работать. Но с соблюдением всех мер предосторожности. О журналисте, меняющем профессию, здесь и речи не могло идти, сюда электромонтеров-то не всех пускают, только с четвертой или пятой группой допуска. И впрямь, осадная башня, с которой лучшие бойцы идут штурмовать провода, находящиеся под надежной защитой электротока.

Максим Будников тем временем сноровисто ладил воздушную стрелку – откручивал гайки крепления, передвигал контакт в сторону. Стрелки есть не только на рельсах, на проводах тоже. Последние переводить не надо, широкий токоприемник локомотива свободно скользит с одной линии на другую. Но регулировать необходимо. Зимой в сильные морозы провода натягиваются, некоторые приходится смещать, чтобы не пошли на излом. А к лету вернуть на прежнее место, иначе провиснут.

65 километров сети, от станции Унерчик до станции Агул, обслуживают ирбейские контактники.

Сто верст – не крюк

С работой на станции закончили быстро, вернувшись на базу, стали готовиться к выезду. В это время удалось пообщаться с работниками, познакомиться поближе. Они оказались из разных концов района. Максим Будников родом из Маловки, но семь лет отработал на станции Саянской. На родину вернулся только пару месяцев, когда здесь появилась вакансия контактника. Поселился в Ирбее, органично влился в коллектив коллег. Среди которых есть и другие жители райцентра, а также Малого Ирбея – куда же без поселка железнодорожников, в народе часто именуемого просто Станцией? Не отстает Первомайка, оттуда, Роман Ковригин и Роман Шевелев. Кстати, в прошлом номере газета рассказывала про железнодорожников разреза, там был составитель поездов Артем Шевелев. Не родственник? Оказалось, родной дядя, можно сказать, династия. А Вячеслав Бармин из Елисеевки, каждый будний день приезжает утром за 20 с лишним километров на рабочей электричке, чтобы вечером вернуться домой.

На железной дороге понятия отдаленности вообще размыты. Контактники же еще и относятся к одной из самых мобильных категорий работников. Обслуживают 65 километров сети, от станции Унерчик до станции Агул. Нередко приходится помогать и соседям, например, в прошлую пятницу ездили почти за 100 километров в Хайрюзовке на автомотрисе. Об этом рассказал машинист мотовоза (как работники неофициально называют автомотрису) Виталий Лесков. На этот раз запрашивать окно в расписании движения и задействовать железнодорожный транспорт не пришлось, отправились на обычном автомобиле. За руль сел все тот же Виталий Петрович – универсальный водитель. Позже мы, пассажиры, смогли оценить и его профессионализм, и надежность и проходимость нового, полученного только весной УАЗа-«таблетки», когда местами приходилось по бездорожью преодолевать сугробы.

Для контактников сначала пошла рутина. Правда, со строгим соблюдением правил безопасности. Раздвижная лестница, которую приставляли к столбам, из изолирующего материала. Боец, который поднимался наверх (пока товарищи придерживали снаряд), закреплял себя для страховки ременной петлей через карабин. На переезде в Маловке приподняли один из проводов. Замерили его высоту ультразвуковым измерителем расстояний «Даль-2» (современные технологии в ходу), перепроверили специальной штангой, пока не убедились, что уровень не меньше положенных семи метров. Правда, мне было не совсем понятно, зачем это делают, поскольку контактный провод оставался на стандартных для него шести метрах. Но таковы нормативы, на стальной магистрали с ними не спорят, а выполняют и соблюдают. Заменили перегоревшую лампу на одном из фонарей, повесили номера на столбы. Перебрались на переезд в Коростелево, там тоже – фонари, номерки... Закончив, с удовольствием обосновались в тепле одного из помещений станции Коростелево (железнодорожники упорно говорили Коростылёво, искаженный вариант в профессиональной среде закрепился давно и намертво), пообедали захваченной с собой снедью. После еды всегда хочется передохнуть, но засиживаться не стали. Отправились на переезд в Юдино, где два контактника из сравнительно молодых приняли боевое крещение.

Для контактников трудная и интересная работа часто превращается в рутину. Но всегда со строгим соблюдением правил безопасности

Боевое крещение

Какой-либо «дедовщины» у контактников нет, когда бойцы в равных условиях по группам допуска, на верховые работы лазят по очереди. Теперь решили попрактиковать новичков Романа Шевелева и Ивана Лисунова. Не совсем, конечно, новички, все-таки у обоих около двух лет стажа. Но в предлагаемых условиях оказались впервые. Сначала испытание выпало Роману. Коллеги заземлили нужный провод к рельсу – вперед! Лестница не доставала докуда требовалась. Парень залез насколько возможно, закарабинился, товарищи подняли снаряд вместе с бойцом повыше. Там верхолаз перебрался на перекладину столба, лишь ненадолго отцепив страховку, чтобы закрепить ее на новом месте. И приступил к работе.

Снизу это выглядело безобидно, но мне доводилось лазить по разным кранам, скалам и водонапорным башня, поэтому хорошо представлял (а контактники и подавно), каково оно – там, наверху. Было парню страшно, он не стеснялся в этом признаться. Однако преодолевал боязнь и делал свое дело, вот что главное. Отцепил изолятор, коллеги на удочке (так называют простую веревку с крюком, перекинутую через перекладину) спустили его вниз вместе с проводом. Убрали из стеклянной гирлянды один сегмент, чтобы в будущем провод находился повыше. Вновь подали конструкцию Роману, который после долгих мытарств установил ее на место. Товарищи подбадривали его, порой необидно подтрунивали и посмеивались. Относились с пониманием, каждый из опытных контактников сам прошел через такое. Иначе на этой работе делать нечего. В конечном итоге и Роман освоился на высоте, основной проблемой для него стал холод. Немудрено, мороз давил за минус 20 градусов.

Ивану Лисунову испытание досталось попроще – перекладина и ниже, и удобнее. Он с заменой фарфорового изолятора на новый стеклянный справился быстрее. Опытные коллеги во главе с Вячеславом Барминым внизу не уставали громко напоминать о безопасности. Рядом соседние провода под напряжением и трансформатор внизу – чтобы удочка не касалась ничего лишнего. Веревка, конечно, не проводник, но лучше перебдеть. Особенно активно предупреждали друг друга о приближении поездов, чтобы всем вовремя уйти за контур движения. Составы шли один за другим, перевозя тысячи тонн грузов. И напоминая, как важна такая трудная и опасная профессия контактников. Суть проста – без них поезда просто не смогли бы ходить.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.