Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
24 сентября, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
24 сентября, пт

Страсти земли и леса

20 августа 2021
106


Новое слово в проблеме белых пятен

Газета уже не раз поднимала вопрос белых пятен – земель сельхозназначения, поросших лесом, где древесина вырезается подчистую, а почву потом и не думают разрабатывать. И вот в редакцию вновь поступило обращение – жители Усть-Каначуля забили тревогу, чтобы перелесок рядом с деревней не отдавали предпринимателю, который подал на него заявку. Вроде как речь о типичном белом пятне. Однако есть не совсем типичные для таких историй особенности.

Камень преткновения

Валерий Антонюк показал лес, вокруг которого разгорелись страсти. Среди берез есть и сосны.


Обращения с просьбой остановить беспредел, то есть не допустить выделения участка с лесным массивом, были и в районную администрацию, и в райсовет, и депутатам Заксобрания края. В лес люди издавна ходят за грибами и ягодами, пусть так и остается. Под этим подписались десятки жителей. Вопросом заинтересовался депутат районного Совета Валерий Антонюк, один из адресатов обращений. И уроженец Усть-Каначуля, поэтому к данной теме точно неравнодушный. Он и взялся показать корреспонденту, что за участок стал камнем преткновения.

Проехали за деревню на восток, пересекли речку Большая Уря по крепенькому мостику. Потом на подъем по вполне проезжей дороге мимо кладбища и далее среди березняка, в котором кое-где виднелись сосны. Позже пробрались в глубину массива, там делового леса оказалось больше. Как пояснил Валерий Иванович, сосняк здесь занимает гектаров десять. Весь участок – 2 083 038 квадратных метров. Миллионы пусть не смущают, в пересчете это 208 гектаров. В основном там березовый лес.

Вообще белые пятна обычно фигурировали на юге района, за Каном, где таежная зона. И там выделяемые под сельхознужды сотни гектаров зачастую были полностью покрыты деловым сосняком. До тех пор, пока деревья не вырезали подчистую. Если разобраться – лакомый кусочек, ведь никаких отчислений государству за лесопользование делать не нужно, как и задумываться о последующем восстановлении леса. Официально землю под поле освобождают, а что потом ничего не посеют – так получилось. Новую территорию пойдут от деревьев освобождать. В лесостепной части района такой уж рьяной погони за березняками не наблюдалось. Так что же, прецедент?

2 млн квадратных метров площади фигурируют в заявке о выделении земли с лесом. В пересчете это 200 гектаров.

Ради чего сыр-бор

А Никита Полыхань отмечал, что на богатой траве летом хорошо бы паслись его «рогатики».


Мы обратились к предпринимателю Никите Полыханю, который и претендует на лесной участок по Усть-Каначулем. В районе он хорошо известен, в том числе мы о нем и о его деятельности неоднократно рассказывали. Фермер. И депутат райсовета. То есть априори человек, открытый для обращений. Поэтому Никита Владимирович сильно удивился, что ни каначульцы, ни коллеги по райсовету у него самого не спросили ни устно, ни письменно, для каких целей ему нужна эта земля. Сказал, что готов ответить.

Обычно предприимчивые граждане, претендующие на лесистые белые пятна под видом земель сельхозназначения, аграрной стороной вопроса не интересуются. Многие вообще с сельским хозяйством никак не связаны. Никита Полыхань фермерством занимается всерьез. И пришел не на готовые угодья, разработал близ Каначуля сотни гектаров целины. Указанный участок с лесом располагается как раз между двумя такими полями, где сейчас вместо былого разнотравья и древесного молодняка зеленеют зерновые культуры. Вместе с тем у фермера в активе не только земледелие, развито и животноводство. А пастбищ для крупного рогатого скота в округе, по словам предпринимателя, осталось совсем мало. Все больше земля вокруг Усть-Каначуля под полями. Того и гляди пойдут животные и потравят посевы аграриев-соседей. Это, как говорится, не есть хорошо.

Вот и потенциальная область применения участка с березняком. Никита Полыхань пояснил, что какую-то часть леса, возможно, раскорчует для расширения разработанных полей. А в основном – под летний выгон для скота, пастбища там богатые. Почему просто не пасти, без оформления участка? Если, например, понадобится сделать загон, поилку, какой-то навес поставить, такие вещи лучше размещать на своей земле. Что, впрочем, как сказал фермер, отнюдь не означает, будто для жителей и гостей деревни будет закрыт вход в лес. Есть такие места, где, например, земля у пруда уже оформлена на Полыханя. И никому не запрещается там бывать, люди спокойно ходят на водоем. При нужде, глядишь, предприниматель еще и запруду подделать может для сохранения места отдыха.

По признанию Никиты Полыханя, Усть-Каначуль для него не чужой, немалую часть детства провел здесь у дедушки с бабушкой. Что-то понадобится для благоустройства деревни – всегда готов помочь. И помогает. Как целенаправленно выступает спонсором, так и в своих делах приносит путную пользу. Вспомнить крепенький мостик через Большую Урю, проезжую дорогу мимо кладбища – в таком состоянии их поддерживает Полыхань, ведь это путь и к его полю, не только в лес.

Дела бумажные

Мостик через речку Большая Уря. Вполне крепкий стараниями семьи Полыхань.


Строго говоря, каначульцы выступали не против непосредственно Никиты Полыханя. И жители, и местные власти признавали полезные дела фермера. В Усть-Каначульском сельсовете говорили, что в округе есть и другая подходящая для сельского хозяйства земля. Там целина, но без леса. Что касается лесного массива, так люди за то, чтобы вообще никому его не давать. Неважно, этому предпринимателю или какому другому. Определенное беспокойство за судьбу деревьев у жителей можно объяснить – семья Полыхань кроме прочего занимается и лесом, это общеизвестно. С другой стороны, сельскохозяйственная надобность именно в близлежащих угодьях тоже присутствует. Да и Никита Полыхань не уставал повторять, что всегда открыт для общения с людьми.

Что в итоге? А вот об этом говорить пока рано. В конце концов, участок еще и не выделен, люди решили поднять тревогу, что называется, превентивно. Районная администрация на обращение жителей ответила – это не сельскохозяйственная земля, она в ведении Ирбейского лесничества. Поэтому предприниматель получил отказ. Нам в администрации показывали карту, действительно, тот массив обозначен вовсе не белым пятном, а зеленым цветом лесного фонда. Правда, из-за пертурбаций в данных разных структур часто случаются разногласия, и у нас много земель, категории которых четко не определены. Здесь, вероятно, как раз такой момент. По делу было разбирательство, и суд постановил, что отказали в выделении участка Полыханю незаконно.

Решения суда в администрации пока нет, и о дальнейших действиях властей говорить пока тоже рано. Но в сфере бюрократии дела обычно быстро не делаются. Тем более в руководстве района давно отмечали, что постараются всеми законными способами застопорить выделение земель, покрытых лесом. В целом, позиция, конечно, правильная, белые пятна стали настоящей бедой. Другое дело – есть информация, что в тайге продолжается вырубка на подобных участках. Ранее полученные массивы, как правило, уже вырезаны, значит, кто-то все же получает добро по новым заявкам? Вот где очень уместны вышеобозначенные слова каначульцев – уж если не давать, то никому. Еще бы лучше разработать порядок пользования такими землями, что на них делать можно и что нельзя. Чтобы угодья не проходили мимо тех, кому они действительно нужны для благого дела, и не доставались барышникам. Мы будем следить за развитием событий.

Вот что бывает с лесом, когда предприимчивые граждане получают в распоряжение белые пятна. Поэтому тревога жителей Усть-Каначуля вполне объяснима. Но тот ли это случай?
Кому дать, кому нет? В районе известны случаи, когда людям, которые с полным основанием могли утверждать, что просят землю с лесом именно для сельского хозяйства, отказывали в выделении. Так, например, пожилой садовод из Талого хотел выйти за пределы своего двора и развести лесной сад. Много лет обивал властные пороги, не один суд прошел. Вердикт остался неизменным – землю не давать. Многие из тех, о ком с самого начала было ясно, что с аграрным делом им не по пути, в свое время получили угодья и вырубили на них деревья. Да, правила пользования такими землями не помешали бы.

Сергей Сергеевич Селигеев
заведующий отделом