Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс

Стихия под надзором

21 июля 2017
2

Дела «кошмарные»

– Олег Михайлович, объясните популярно, что такое госпожнадзор, как службу называют в народе по старинке.

– В первую очередь, это надзорный орган, который контролирует исполнение требований пожарной безопасности гражданами, предприятиями, организациями, органами местного самоуправления. Хотя, в целом, речь не только об огненной стихии, наделены правами проверять сферы гражданской обороны, защиты населения и территорий. Правда, в нашем районе нет объектов, подлежащих такого рода проверкам, в основном, работаем по пожарам. Во главе угла стоит профилактика. При этом и к нам самим сегодня предъявляются повышенные требования. Приходится составлять множество документов, в том числе в связи с выходом закона о защите прав юридических лиц. Самих проверок будет меньше, мы переходим на рискориентированный надзор. Объекты, на которых риск возникновения пожаров и тяжелых последствий невелик, проверяться будут реже. Детские сады, школы, учреждения социальной сферы вроде психоневрологических интернатов, детдомов, домов престарелых относятся к категории высокого риска. Их планово проверяем ежегодно или раз в два года. А, допустим, небольшие магазины в группе малого риска, туда наведываемся редко. Тем более в свете указов президента страны Владимира Путина о «каникулах» для малого и среднего бизнеса.

– Помнятся знаменитые слова о том, что не нужно «кошмарить» бизнес проверками. Насколько это актуально?

– Не знаю, может, в других регионах надзорщики перегибали палку. Опять же разного рода надзоров много, Роспотребнадзор, например. Конкретно у нас и по нашей линии я бы не сказал, чтобы сильно «кошмарили». Но в любом случае, законы и указы высшего уровня мы не обсуждаем, следим за исполнением. Поэтому иногда люди волнуются, почему определенные объекты не проверяются...

– Те же лесоперерабатывающие...

– Вот именно, пресловутые. Они проверяются по составленному графику и достаточно редко, раз в несколько лет, чтобы могли спокойно развиваться.

– А раньше их с какой периодичностью проверяли?

– Когда я только пришел на эту работу 17 лет назад, проверяли ежегодно все объекты. Выезжали в какую-либо деревню сразу несколько инспекторов  и полностью ее обходили, все организации и предприятия. Если оставалось время, посещали и частные жилища, осматривали на предмет пожарной безопасности, в случае серьезных нарушений наказывали. Раньше имели право беспрепятственно зайти в любое помещение. Теперь такую статью из закона убрали, жилье неприкосновенно. В этом, на мой взгляд, есть и минус. Законы рассчитаны на добропорядочных граждан. Люди, вроде как, должны сами знать, как себя обезопасить. Только у так называемых неблагополучных граждан такого не наблюдается, и пострадать могут не только они сами, но и окружающие.

– После смягчения контроля пожаров стало больше?

– Если сравнивать с первыми годами тысячелетия, то сейчас количество пожаров, пожалуй, уменьшилось.

– Тогда и впрямь, так ли нужны эти постоянные проверки?

– Я не думаю, что дело здесь в работе по новым технологиям и кардинальном улучшении обстановки. Может, звучит крамольно, но, по-моему, причина в упадке промышленности, сельского хозяйства и других отраслей деятельности. Зданий было в разы больше, значит, и вероятность пожаров выше.  Да и население района вместе с количеством жилых домов заметно сократились. Просто стало меньше чему гореть. Вот только число пожаров снизилось отнюдь не в разы.

– Смотрю и с другой стороны. Если раньше проверяли каждый год, предприятия к этому были постоянно готовы, ведь все наработанное по безопасности сохранялось и на будущее. Тогда и проверки не страшны...

– Я бы даже сказал, при ежегодной проверке человеку проще работать. Мы же созданы не для наказания, а чтобы проводить профилактику. Никого без веской причины или для галочки не оштрафовали. Наказываются те, кто не хочет соблюдать правила. Именно не хочет, не то, что не может... У кого все подготовлено, мы просто ежегодно освежали память, указывали недостатки, например, огнетушитель скоро просрочится. И никаких лишних тревог не возникало. Зато когда пожарный надзор приедет раз в семь лет или десять...

– Тогда действительно будет «кошмар».

– В точку. Не для всех, конечно, щепетильный и ответственный человек сам выполнит все требования. Но надзор, повторюсь, существует для наставления менее добросовестных граждан. И для консультаций всем интересующимся. Приходят или встречают на улице, спрашивают – всем все подробно объясняем.

Штрафы

погорельцам

– Чем еще занимается госпожнадзор?

– Расследует причины возгораний. На любой пожар выезжает дознаватель, составляет необходимые материалы – либо об отказе в возбуждении уголовного дела, либо наоборот, если обнаружит состав преступления. При этом с умышленными поджогами разбираются органы внутренних дел. Неосторожное обращение с огнем – уже наша компетенция. Если по вине одного человека пострадало имущество другого, и ущерб составил 250 тысяч рублей или более, возбуждается уголовное дело. В общем, нужно думать не только о себе. Ведь бывает такое, что и сами остаются без крова, и соседей лишают. За такое еще придется возмещать пострадавшим ущерб. Притом, что собственные потери, разумеется, никто не возместит.

– Мало того, помнится, погорельцам, на чьей усадьбе произошло возгорание, даже если больше никого не коснулось, еще и штрафы давали – за то, что его имущество оказалось уничтожено. Органически не могу этого понять и принять.

– Такое, действительно, имело место. Практиковалось на протяжении около пяти лет, сейчас года три, как отменено, штраф дается только когда пострадали третьи лица. Повторюсь, действующие законы мы не обсуждаем, но если по-человечески – сами были не в восторге. Как бы велика ни была вина человека в пожаре, для него это большое горе. И нам приходилось еще добавлять. Сердце кровью обливалось.

– Опять же не могу понять, ради чего вводились такие нормы. Чтобы покрыть затраты пожарных, выезжавших тушить возгорание?

– Вряд ли здесь можно всерьез говорить о компенсировании. Затраты пожарных на бензин, амортизацию техники, зарплаты личному составу несоизмеримы с суммой штрафа в пару тысяч рублей. Да и не ради какой-либо компенсации огнеборцы выезжают на возгорания. Возможно, предполагался сдерживающий фактор, чтобы граждане осторожнее обращались с огнем, не допускали пожаров. Но ведь само буйство стихии все равно страшнее штрафа. Впрочем, недаром в законодательную базу то и дело вводятся изменения, указанная практика осталась в прошлом.

– Но сами пожары остаются большой бедой, с которой впоследствии люди обычно остаются один на один. И жаловаться не на кого, каждый сам отвечает за свое жилье. Хочешь компенсации – застрахуй имущество. Часто у нас страхуют?

– Очень редко. Ходили разговоры о введении обязательного страхования, что-то вроде ОСАГО. Не берусь сказать, как бы это выглядело. Дом, как правило, стоит больше машины, и страховой взнос, надо полагать, был бы серьезнее. Но пока с этой инициативой тишина, хотя законы у нас могут приниматься быстро.

Чтобы не сглазить

– Вы базируетесь на территории пожарной части. Разные структуры, но задачи во многом общие. Как взаимодействуете между собой?

– Наш рабочий день начинается с девяти часов, но обычно приходим раньше – к восьми, когда у караулов пересмена. Чтобы сразу поконтактировать с участниками тушения, если ночью произошел пожар. Определиться, кто был свидетелем, кто помогал тушить, что говорили люди о происшествии, как распространялся огонь. Огнеборцы выдают нам практически большую часть требуемой для оформления документов информации. А бумаг нужно заполнить множество. Кроме сообщений пожарных, которые расписывают происшествие буквально по минутам, – протоколы осмотра места происшествия с фотофиксацией, опросы свидетелей, объяснения погорельцев... Если процедуры проведены неправильно или недостаточно тщательно, прокурор может вернуть дело на доследование.

– Такое случается часто?

– У нас – крайне редко. Сложился сильный профессиональный коллектив, сотрудники знают свое дело, и переделывать не приходится. Случайные люди к нам не попадают, сейчас необходимо высшее профильное образование. В прошлом году пришла Вероника Сотниченко, окончившая с красным дипломом филиал Санкт-Петербургской академии государственной противопожарной службы. После стажировки проявила себя хорошим дознавателем. Еще один дознаватель – Александр Сыроежко – живет в Агинском. Инспектор Святослав Фраз может заменить и меня, например, на период отпуска, как периодически и происходит. Всего вместе со мной четыре работника. Как всегда бывает в малокомплектных отделениях, все – универсалы, способные выполнять любую работу в рамках деятельности пожарного надзора.

– И, надо полагать, работы всем хватает.

– За глаза. У нас много объектов социальной сферы. Если сравнивать с большинством других территорий края, количество проверок просто несоизмеримое. В этом году мы провели уже 48 таких плановых мероприятий. В Тасеевском и Дзержинском районах на двоих три проверки, в Уярском – семь, в Рыбинском – шесть, в Канском – 10. Разница в разы. По прошлому году сходная картина. У нас – 167, у абанцев – 42, у других – в большинстве, меньше. Лишь бы числом пожаров мы никогда не превалировали – впору сплюнуть через левое плечо.

– Сотрудники госпожнадзора – суеверный народ?

– Не то, чтобы суеверный, но традиции есть. Например, ничего не брать с пожаров, ни один из сотрудников гвоздя не возьмет. Это, скорее, не суеверие, а кодекс чести. Не принято расспрашивать коллег из других территорий о количестве пожаров. Относимся к такому больше с юмором, но «сглазить» никому не хочется. Лучше пусть обстановка остается спокойной.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.