Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
18 мая, вт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
18 мая, вт

С точностью до миллиметра

16 февраля 2017
3

Неоднократно приходилось слышать от железнодорожников, что путейцам среди представителей других профессий в ведомстве труднее всех достается свой хлеб. Масса тяжелого ручного труда в любое время года, в любую погоду.


Но при этом действия не бездумные, никаких «бери больше, кидай дальше»,
все со строгим соблюдением многочисленных норм и правил. В этом на собственном опыте убедился наш корреспондент.


Сегодня мы начинаем проект «Журналист меняет профессию». Работы разные нужны и важны. Но о людях, которые их выполняют, зачастую вспоминаем разве что по профессиональным праздникам. К слову, путейцы очень удивились визиту корреспондента, вроде повода не было. Но разве обязателен повод для того, чтобы рассказать об их нелегком труде? А для лучшего усвоения нелишне испытать его на себе. Путейцев я выбрал не случайно.

Ведь действительно, более, так сказать, рабочую профессию найти трудно. Кроме того, на железной дороге в большинстве случаев не обойтись без специальных навыков. Никто бы мне не доверил (да и сам бы не взялся) управлять локомотивом или ладить электросети с контактниками. В путейском труде тоже много разных тонкостей, об этом заранее прекрасно знал. Но решил, что под чутким руководством профессионалов справлюсь – проконтролируют, не дадут напортачить. Так оно и оказалось.


В хорошей форме


На станцию Ирбейскую, как и договаривались предварительно с бригадиром Игорем Галле, я прибыл к половине девятого утра. Вообще-то, с трудовым временем у путейцев бывает чехарда. Летом им не рекомендуется производить работы в разгар жаркого дня, когда рельсы сильно расширяются из-за высокой температуры. Поэтому начинают совсем ранним утром. Зимой же выходят по обычному восьмичасовому графику. Электричка уже прошла, несколько парней из бригады уехали на ней на дистанцию к райцентру. У станции остались пять человек. Все в ярких оранжевых жилетках. Выдали такую и мне, чтобы был приметным, как полагается.


Как выяснилось, железная дорога заботится не только о безопасности сотрудников, но и, насколько это возможно, о комфорте. Зимой выделяется не только теплая верхняя одежда, но и термобелье. В рукавицах никогда не испытывают недостатка, они имеются в значительном количестве, поскольку при нещадной эксплуатации они очень быстро приходят в негодность.

Важна прочная надежная обувь, предохраняющая ноги при хождении по шпалам и щебню. Правда, от холода, по словам работников, сапоги защищают не слишком хорошо. До 20 градусов еще сносно, но когда опускается ниже, уже некомфортно. Тут уж выкручиваются своими силами. Ведь работать приходится и в 40 градусов, и в 50, актированных дней здесь не бывает.


В тот день погода порадовала, утренний морозец не вызывал неудобств, скорее, приятно бодрил. Работники установили на рельс двухколесную тележку с отходящим вбок черенком рукояти. Поставили на транспортное средство тяжелые носилки с инструментами и привычной, экономящей силы поступью отправились на требующий корректировки участок. Силы путейцам скоро понадобились.


Люди крепче стали


Идти пришлось недалеко, всего около километра. В назначенном месте разгрузились, и работа закипела. Первым за дело взялся Вадим Поченков, вооружившись лопатой, принялся очищать от снега основание рельса. Сам он, как оказалось, не совсем путеец, нанят временно на сезонный труд – непосредственно снегоочистку. Однако прямыми обязанностями не ограничивается, трудится на всех видах работ наравне с путейцами. Хотя зарплату получает раза в два с половиной меньше. Но просто не привык сидеть без дела, когда другие «пашут».


В чистке поучаствовать успели все, даже сигналист Александр Михеев, прежде чем отойти на свой пост за 50 метров. Местами Андрей Рачук и Роман Цкипурашвили рыхлили плотный слежавшийся снег ломами. Подключился и я, помахал лопатой. Наконец, фронт работ был подготовлен. Настал черед вставлять так называемые карточки – специальные подкладки между рельсами и шпалами, которыми регулируется высота полотна.

До того здесь прошел вагон-дефектоскоп, выявил кое-какие огрехи. Пути местами вспучило, и один рельс оказался чуть-чуть выше другого. Его собрата потребовалось приподнять на пару миллиметров для приведения на один уровень. Поехали – ослабить гайки, удерживающие рельс на железобетонных шпалах, большими торцовыми ключами на 36, поднять этот рельс гидравлическим домкратом...

Здесь выяснилось, что это люди спокойно выдерживают холод, оборудование более прихотливо. Пришлось залезть в сугроб, нарвать выступающей из снега травы, обложить ею агрегат и поджечь. С отогретым механизмом дело пошло, как по маслу. Вскоре карточки оказались на своих местах, рельс лег на них всей массой, гайки затянули. Игорь Галле произвел контрольные замеры и остался доволен.


Страсти по размерам


Точность на железной дороге нужно соблюдать во всем, нормативы строгие. Например, ширина колеи должна быть 1520 миллиметров. Максимально допустимая погрешность – четыре миллиметра на сужение и восемь – на расширение. За эти рамки – ни-ни. Вообще, каждое действие, внешне самое простое, было тщательно продуманным и осмысленным. На соседнем участке рельс приподнимали другим способом – домкратили его вместе со шпалами и ломиками забивали под них щебень. Я тоже попросил инструмент – и разошелся было, но Игорь Галле тут же меня остановил. Сказано – по шесть сильных ударов под каждую шпалу, значит, больше не надо. Иначе забьешь слишком много щебня, и рельс потом не опустится на нужный уровень. А когда вдали просигналил приближающийся поезд, Игорь Освальдович забрал у меня лом и сам взялся за дело. Терпеливо объяснять методику стало некогда, удары посыпались в стремительном темпе, чтобы успеть привести участок в порядок и не пришлось в этом месте поддомкрачивать вновь.


Вообще, поначалу я был для опытных работников скорее помехой, чем помощником, лишь после обеда, немного освоившись, начал приносить какую-то пользу. Во второй половине дня мы на машине уехали в Первомайку, от переезда пошли в сторону станции. Через некоторое время Александр Михеев остался на месте обеспечивать безопасность, остальная бригада пошла дальше. За пределами станционных путей сигналист выставляется за 500 метров. Оставшемуся бойцу не завидовали. Сигналистов назначают по очереди, сегодня один, завтра другой. И это летом ответственный пост можно назвать «халявным», где можно физически отдохнуть. Зато зимой без активного труда бывает прохладно.


Средство от холода


Опять было отказал домкрат, но его вновь подогрели огнем. Нам же самим мерзнуть не пришлось, еще и жарко становилось. Когда качаешь рычаг при подъеме рельса – запыхаешься. Подбивать ломиком щебень – тоже не самое легкое дело в долгосрочной перспективе. Конечно, вряд ли я смогу оценить в полной мере, насколько тяжела работа путейца, все-таки действовал больше на подхвате. Но сами работники, особенно кому уже за 40, как Игорь Галле и Роман Цкипурашвили, отмечали, что вряд ли смогут дотянуть на сегодняшней профессии до 60-летнего пенсионного возраста. Придется, как минимум, переводиться на другую должность.


Пока же работа шла своим чередом. Время от времени ее приходилось прерывать из-за проходящих поездов. Получали по рации сообщение сигналиста, убирали домкрат и инструменты, отходили в сторону, вытаптывая в сугробе площадку, чтобы не проваливаться. Потом вновь возвращались на путь. Еще дело стопорилось, когда натыкались на пристывшие к щебню шпалы, никак не удавалось их поднять. Долбили ломами, пока не срывали с мертвой точки. В конце концов и это уже не помогло, пришлось менять тактику и вставлять карточки.


Время пролетело быстро, вот уже почти и пять вечера. Завернули последние гайки, собрали инструменты и отправились за несколько километров на станцию. Шли не спеша, начинала сказываться усталость. Можете поверить, хлеб путейцам достается и впрямь очень непросто. И это был лишь один день из бесконечной череды трудовых будней. Пока будут ходить поезда, путейцы останутся поддерживать дорогу в исправном состоянии. Как сами выражаются, без них она давно бы развалилась.


А я вернулся к редакционным будням. И в будущем мы с коллегами обязательно продолжим рассказывать о людях других профессий, в первую очередь, рабочих. Предварительно испытав их нелегкий труд на себе.

Сергей СЕЛИГЕЕВ (АП).
Фото автора

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.