Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс

Последний колхоз

28 сентября 2017
3

Зона риска

Последние штрихи уборочной в СХА (колхоз) «Новая жизнь» проходили под аккомпанемент дождей. Сельчане только успевали посматривать наверх – что там происходит в небесной канцелярии? Солнышко выглядывало очень редко, но даже если пасмурно, а капели из туч нет – уже хлеб. В прямом смысле слова. Едва ветерок немного обдувал колосья, как комбайнеры, неотрывно ждущие своего часа, выходили в поле. В последние годы состав героев жатвы в «Новой жизни» остается неизменным – родные братья Петр и Юрий Мосейковы, двоюродные братья Петр и Василий Байковы, а также Владимир Коробов. Комбайны у всех старые, «Енисеи» от 1987 до 1991 года выпуска. Однако исправно ходят в умелых заботливых руках. Если бы все зависело от комбайнеров и их техники – горя бы не знали, все убрали. Но условия в зоне рискованного земледелия вносили свои коррективы.

Для наглядности руководитель предприятия Сергей Коротких провез меня на поле. Убрано оно было лишь частично, кромка огромного несжатого участка – рваная и изломанная, испещрена глубокими колеями. Живо представлялось, как комбайны, сжав доступную территорию, дальше не могли ходить по ровной линии, ныряли в зерновой массив в поисках твердой почвы. Которой оставалось все меньше, а чуть дальше и вовсе среди колосьев поблескивала открытая вода. С этих водоемов в разгар уборочной взлетали вспугнутые техникой дикие утки.

 По словам Сергея Николаевича, часто посещала мысль – как бы здесь пригодились гусеничные комбайны. Говорят, в советское время такие были в некоторых хозяйствах. Впрочем, и они не факт что пошли бы в такую распутицу. К тому же сейчас в Благовещенке их нет и в помине. Колесники же часто нуждались в помощи мощного автомобиля «Урал» – практически на каждом поле приходилось вытягивать тросом увязнувшие комбайны. Попроще было на южных склонах полей, там почва хорошо держала технику. Зато урожай оставлял желать лучшего. Это вторую половину лет лили дожди, а в июне нещадно жарило солнце, и на открытых участках молодые посевы сильно пострадали.

– Большие понесли потери, думаю, не меньше 200 тонн зерна, – сетовал Сергей Коротких. – В прошлые годы собирали порядка 11 тысяч центнеров, а нынче нет и девяти тысяч. Где-то посевы выгорели, а где хлеб неплохой, гектаров 40 убрать не смогли. Может, что-то еще с них возьмем. Маловероятно, конечно, что небесная канцелярия так расщедрится, но будем надеяться. Комбайнеры в любой миг готовы вновь выйти в поле, Николай Судов и бригадир Василий Купченко на вывозке зерна от них не отстанут.

Коллективно и сознательно

В предыдущие годы Сергей Коротких и сам активно водил «Урал» на вывозке хлеба. Пока отошел от этого, здоровье с прошлого сезона подшалило, да и председательских дел – уйма. Раз люди доверили руководить – нужно суетиться. Помнится, когда я несколько лет назад приезжал в «Новую жизнь» Сергей Николаевич рассказывал, что из председателя в любой день может стать хоть простым кочегаром, если так решит коллектив. Он, собственно, большую часть трудовой деятельности и был обычным водителем в родном колхозе. Предприятие сохранилось с советского времени, пережив без реорганизаций лихие 90-е. Лишь в начале нулевых пришлось, подстраиваясь под законодательство, сменить статус и официально переименоваться в сельскохозяйственную артель. А колхоз все равно остался – как по факту, так и в названии в скобках. И 10 лет назад Сергея Коротких избрали его председателем. Так и трудится в лучших колхозных традициях, когда председатель получает больше ответственности и головной боли, чем выгоды.

– Мужики-работяги, те же комбайнеры, в сезон получат зарплату больше, чем я, – отметил руководитель. – Оно и по праву, заслуженно. Вообще, все люди работают от души. Наверное, потому, что, по сути, на себя. Подгонять не надо, сами не отлынивают, стараются делать быстро и качественно.

В идеале, колхозы, то бишь, коллективные хозяйства, так и задумывались – что-то вроде общины, объединенной общим интересом. Гуртом, как говорится, работать веселее и продуктивнее. А если процветали внутренние хищения... «Председатель, как Барбос, полколхоза в дом унес. А мы сто, хуже его? Тоже тащим кой-чего!» – жизненные песни исполнял «Сектор газа». Так это от порочного вывода, что общее – значит, ничье конкретно. В Благовещенке же, судя по рассказам, колхоз сохранился в лучшем смысле этого понятия. Раз коллективное – значит, все свое, залог благосостояния каждого члена артели. Если успех, то общий. И то же самое с трудностями, какие, например, возникли нынче. Разве что сообща их проще преодолевать.

Сохранить урожай

Прежде всего, требовалось сохранить то, что удалось собрать с полей. Этим колхозники активно и занимались. Пасмурная погода, то и дело начинавший накрапывать дождик ни на что не обращали внимания. Николай Кудрин и Азат Кариев у большой кучи зерна под открытым небом ловко управлялись с погрузчиком. Лопатами помогали транспортерной ленте загребать хлеб. Пока справлялись вдвоем, при нужде мог присоединиться Георгий Яштуганов. Зерно сыпалось в кузов ЗИЛа, Александр Головнин отвозил его к завальной яме, куда и выгружал. Оттуда урожай отправлялся в путешествие по сложной системе агрегатов сушилки, где заправляли Владимир Струков и братья Никитины – Михаил и Вадим. Вместе с потоком воздуха из выдувной трубы вылетали легкие отходы, попадая в кузов ГАЗ-ика. Это уже не колхозная машина – личная, одного из комбайнеров. Все для общего дела.

А просушенное зерно Василий Купченко на ЗИЛе увозил на склад, где его принимала и описывала кладовщик Нина Пурчельянова. Она же в разгар жатвы работала весовщицей. Иногда ее на весах по договоренности заменяла сторож Любовь Швец. Нелегка в деревне женская доля. Это мужикам можно спокойно задерживаться допоздна на работе, в большинстве знают, что дома застанут чистоту и порядок, все накормлены-обихожены и самого ждут баня и горячий ужин. А женщинам все это нужно еще обустроить в свободное от рабочего дня время.

Но главное – зерно попадало на хранение. Можно будет в давно отработанном льготном порядке или в виде премий отпускать его работникам, реализовывать покупателям, оставлять на семена. Сушилка исправно делала свое дело. Как выяснилось, она единственная в районе не была переведена на уголь, работала на сырой нефти. Подумывали переделать, но после тщательного изучения вопроса решили оставить как есть. Конечно, жидкое топливо обходится недешево, зато легко можно выставить нужный температурный режим, что особенно важно при подготовке будущих семян. На угле, по словам Сергея Коротких, равномерно поддерживать нужные параметры проблематично. Да и твердое топливо выйдет не намного дешевле, учитывая дальность доставки. От Благовещенки до разреза почти 60 километров – не шутка. И сушилка продолжала эффективно работать по старой схеме. Мерно гудели моторы, неустанно накручивая киловатты...

Дело преодоления

Энергообеспечение для сельского хозяйства – больная тема. Внушительные тарифы давно стали притчей во языцех. Нынче в «Новой жизни» еще возникли проблемы с энергетиками. Проводилась проверка, и председатель встретил ее спокойно, твердо уверенный, что все в порядке – незадолго до того осмотрел систему. Но буквально в течение суток кто-то сорвал пломбы со счетчиков, что и обнаружилось уже при официальном осмотре. Хотели насчитать больше миллиона неучтенных киловатт, в денежном эквиваленте – более семи миллионов рублей.

– Хозяйства бы уже просто не было, не потянули бы враз такую сумму, – пояснил Сергей Коротких.

К счастью, удалось отсудиться на 700 с лишним тысяч. Тоже солидные затраты, но все же подъемные – осилили. В прошлом году еще выиграли грант. Тогда из общих 37 миллионов грантовых рублей почти три миллиона досталось «Новой жизни». Добавили собственных средств и приобрели прицепной инвентарь – два лущильника, две дисковых бороны, два плуга и культиватор. И качество обработки земли заметно уже улучшилось. Если не получили хорошую урожайность, так дело в погодных условиях. Тем более, местные почвы по плодородию никогда не сравнятся с черноземом степной зоны района. Если же их не обрабатывать тщательно на несколько  раз, неся, соответственно, немалые затраты, – вообще не получишь отдачи. К тому же, не все получилось убрать...

И все же можно говорить не только о сохранении хозяйства, но и, с учетом господдержки, о развитии. Согласно условиям гранта, увеличили зерновой клин. Правда, ненамного – всего на 29 гектаров сверх стандартных 650. По словам Сергея Коротких, давали реальную информацию, не занимаясь приписками. Выиграли на честной основе, комиссия одобрила проект. Кроме того, обязались (и выполнили) создать пять новых рабочих мест. В частности, упоминавшийся молодой работник Азат Кариев именно так недавно попал в колхоз. Всего коллектив артель сейчас насчитывает 25 человек – не только из Благовещенки, но и из Ильно-Посадского, Богачево... Работают, содержат семьи. Плюс сохранение и развитие СХА «Новая жизнь» очень важно для всего района. Ведь сегодня это единственное хозяйство далеко в таежной зоне и обеспечивает зерном по доступной цене весь куст окрестных селений.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.