Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс

Победители морозов

17 марта 2017
3

Мы продолжаем публикацию материалов в рамках акции «Журналист меняет профессию». Наш корреспондент попробовал себя в работе кочегара. Выбор пал не случайно. Дальше будет только теплее, и тема, вроде как, станет менее актуальной, поэтому решили не медлить. Кроме того, в ближайшие выходные будет профессиональный праздник – День работников торговли, бытового обслуживания населения и ЖКХ.


Чтобы рассказать о славных людях рабочей профессии, повод не обязателен, мы говорили об этом раньше. Даже если бы не было никакого праздника, материал все равно бы подготовили. И актуальности их работа не потеряет до конца отопительного сезона. Притом, ненадолго, до 15 сентября, когда начнется следующий сезон. Таковы наши сибирские условия.


Бери больше, кидай дальше


Чтобы организовать сбор фактуры, главный инженер Ирбейского коммунального комплекса Владимир Герасимов направил меня к мастеру по теплоснабжению Александру Иванову. Тот провел краткий инструктаж, выдал перчатки и верхонки для работы. Знакомая процедура. Несколько лет назад мне уже доводилось работать с машинистами водогрейных котлов, мастеривший в то время Анатолий Болдов делал точно так же. Тогда я был в шестой котельной на территории самого коммунхоза, там действуют два котла. Теперь выбрал самую большую кочегарку в районе – центральную, №2, где улица Комсомольская.


Разница была видна невооруженным взглядом. Обычно в наших котельных трудятся по одному кочегару. Здесь работали двое – Иван Сложенин и Александр Засенков (на фото). Немудрено, ведь в их ведении находились сразу пять стоявших рядком больших котлов. Не считая шестого подпиточного, еще в старой кирпичной обмуровке. Как выяснилось, это дополнительная автономная система, не связанная напрямую с основной теплотрассой. Регистры уходят в расширитель и подогревают питательную воду перед ее подачей в рабочие котлы. Давно известно, что поддерживать температуру проще и экономичнее, чем нагнетать ее. Официально название дополнительного агрегата, как пояснил Иван Сложенин, соответствующее – экономайзер.

И в долгосрочной перспективе использование подпиточного котла обеспечивает кочегарам хотя бы немного меньше работы.
Тем более, ее и так хватает. Хорошо еще, в центральной котельной просторное и высокое помещение, машины завозят уголь внутрь и выгружают прямо у топок. Возить топливо в ручной тележке с улицы было бы несерьезно. Когда я приехал, работники как раз подкладывали уголь. Крупные комья забрасывали прямо руками, более мелкую фракцию кидали лопатами. Не теряя времени, я сбросил куртку (грешно мерзнуть в кочегарке) и подключился к делу. И быстро осознал, сколько недюжинной сноровки во внешне незамысловатых действиях опытных тружеников. У меня лопата на исходе броска то и дело врезалась в края печного жерла, уголь рассыпался. У них при мне такого не случилось ни разу, все движения были выверенные и точные. И при этом размеренные, без лишних энергозатрат. За весь день намахаешься лопатой изрядно, силы нужно беречь.

Даже могучему Ивану Сложенину – тому самому, который на спартакиаде работников ЖКХ поднял 32-килограммовую гирю 82 раза. Впрочем, как пояснил сам гиревик, спортивное поднятие тяжестей имеет мало общего с планомерным трудом кочегара. И тот же Александр Засенков, не помышляя о подобных лаврах, в работе от напарника не отставал. Я тоже старался не ударить в грязь лицом, но успел запыхаться.


Пока горит – отдыхай


Как отметили сами работники, запыхаться с непривычки вполне естественно, им и самим, когда после лета начинают отопительный сезон, первое время приходится то и дело восстанавливать дыхание, пока не войдут в ритм. У подменных кочегаров, выходящих на отдельные смены, такое тоже наблюдается регулярно. Хотя привыкают они быстро. Точнее, вспоминают былые нагрузки. Ведь даже на подмену случайных людей коммунальщики не берут, обычно из своих прежних сотрудников. Здесь не просто бездумное бросание угля, машинисту котлов требуются специальные знания и умения. Каждый перед трудоустройством проходит обучение, потом – ежегодная переэкзаменовка.


Все это кочегары рассказывали, когда мы сидели в бытовой комнате и пили чай. Подложив топлива, до следующей закладки можно спокойно отдохнуть, посмотреть телевизор, что-нибудь почитать или послушать музыку – аппаратура имеется. Правда, бдительности терять нельзя, не говоря о том, чтобы крепко спать. Нужно следить за температурой и давлением воды в системе, прислушиваться к шуму моторов. По словам работников, этот непрекращающийся гул, несмотря на привычку, к концу смены начинает сильно напрягать. Тем более, действуют не только насосы для циркуляции воды, но и поддувы воздуха в топку. Если в других котельных их включают ненадолго, пока уголь не разгорится, то в центральной они гоняют постоянно, усиливая шум.

Впрочем, внезапно наступившая тишина напрягла бы еще больше.
– У меня было отключение электричества, когда работал в третьей котельной возле школы №1, – пояснил Иван Сложенин. – Я как раз уголь забросил, он только разгорелся. Но инструкция строгая, метнулся сразу все выгребать обратно. Пыль, дым по всей кочегарке, дышать нечем, а иначе нельзя. И вроде быстро все сделал, однако вода без циркуляции успела закипеть. Для сброса лишнего давления есть специальный клапан, только если вовремя не принять меры, и он не спасет, того и гляди, котел разлетится.


На своем опыте


В разговорах и текущих заботах приблизился вечер. Шесть часов – самое ответственное время, последняя закладка угля перед сменой. У кочегаров действует негласное правило взаимоуважения, принято передавать сменщикам систему в оптимальном состоянии. Поехали! Александр Засенков открыл ближайшую топку – словно дверцу в адское пекло. Пошуровал там «клюшкой» – так машинисты котлов называют длинную кочергу. Парни уже говорили, что нынче уголь поставляется не лучшего качества, теперь сам в этом убедился. Золы много – это не страшно. И что в огне он не весь рассыпается, часто слипается – тоже терпимо. Хотя от такого нагара дымоходы могут быстро забиваться.

Да и убирать шлак приходится не из поддувала, а прямо с колосника. Но хуже всего – большое количество негорючей породы. Разгружая наполненную напарником тележку отходов, Иван Сложенин указал на множество цельных глыб («чемоданов», по выражению кочегаров) в общей зольной куче. Наглядно, ничего не скажешь.


Понаблюдав за процессом, я и сам попробовал убрать из печи золу и шлак и вывезти их. Иван сразу посоветовал разгружаться аккуратно, чтобы перекладина на рукоятках самодельной тележки не ударила в лоб. Поначалу я никак не мог понять, каким образом это может произойти. Когда необдуманно дернул опрокинутую ранее конструкцию на себя и сам схлопотал по черепу, сразу все понял. Хорошо, благодаря предупреждению действовал аккуратно и получил не сильно. Были и другие нюансы, доходчиво усвоенные на собственном опыте. Крупные глыбы угля разбивают кувалдой. Рукоятка ее металлическая, сделана из приваренной жигулевской полуоси. Конструкция, как говорится, неубиваемая, только, по словам кочегаров, без должной сноровки хлестко отдает по рукам.

Первый же мой удар это подтвердил, ответная вибрация едва не отсушила пальцы. Дальше приноровился, дело пошло. Но когда машинисты велели не стоять напротив топок, куда только что подбросили угля, отошел сразу, потом уж расспросил, почему. Видимо, из-за скопившихся газов даже из-за закрытой дверцы порой может вырываться пламя. Одному кочегару как-то в прошлом опалило лицо, у другого – загорелась обувь...


Нюансы обогрева


Работа тем временем шла своим чередом. Больше часа кряду мы непрерывно очищали колосники и поддувала от золы и шлака, забрасывали уголь. По словам работников, за раз в один котел входит до тонны топлива. За 12-часовую смену один кочегар запросто перекидывает машину угля, а то и значительно больше, когда морозы поджимают. Я старался не отлынивать, орудовать лопатой наравне с парнями. Конечно, в полной мере судить обо всех тонкостях и трудностях профессии не смогу, но все же узнал не понаслышке. И в трудовом процессе не сразу об этом задумался, но, получалось, вносил свою лепту в обогрев входящих в систему самой протяженной теплотрассы многочисленных домов и учреждений.

В том числе и родной редакции. Хотя конкретно в тот момент, может, и не обогревал наше здание. У нас, единственных в районе, стоит счетчик тепла. Время от времени, если температура приемлемая, перекрываем кран, чтобы не накручивались лишние калории. Вполне возможно, и теперь так сделали, поскольку днем столбик термометра на улице показывал выше нуля. Кстати, со счетчиком по оплате услуги выходит заметная экономия.


Взаимное уважение


Вскоре в топках весело ярилось пламя, словно указывая, что в следующие два-три часа подкладывать не требуется. Готовясь к передаче смены, Александр Засенков подмел пол в «бытовке», потом и перед котлами прошелся метлой. По очереди сходили в оборудованный душ – как приятно с чувством исполненного долга смыть с себя трудовой пот вместе с угольной и зольной пылью.

А там и сменщики прибыли – Виктор Новиков и Павел Слизкин. Проверили исправную работу двигателей, уровень воды в системе, температуру на «обратке». И без того были уверены, что все в норме, коллеги не подведут, но таков порядок. За годы работы каждый из сотрудников уяснил, что мелочей здесь не бывает. Есть среди работников опытнейшие стажисты, как, например, тот же Виктор Новиков, который трудится больше 13 лет. Есть и продолжатели династии, как Александр Засенцов. У него старший брат работал в котельной, а у отца эта профессия стала первой ступенью карьерной лестницы. Сначала кочегарил, потом стал мастером и даже некоторое время директорствовал.


За работу сегодня машинисты котлов держатся. На следующий день я посетил вторую по мощности ирбейскую котельную – уже упоминаемую третью. Там три действующих котла из четырех в одиночку обслуживал Виталий Черкавский. Признался, что, несмотря на необходимость возить уголь с улицы, работать здесь все же проще, чем на центральной (знает, и там трудился), агрегаты поменьше. Но легкой профессию все равно не назовешь, что актуально для любой котельной. Впрочем, лишь бы платили нормально, русские мужики работы не боятся. При этом Виталий Васильевич живет в Ильино-Посадском. Но не ищет оправданий бездействия, а на каждую смену ездит за десятки километров на собственном автомобиле. И увольняться не собирается.

Сергей СЕЛИГЕЕВ (АП).
Фото автора

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.