Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн

По кусочку выбирай

10 апреля 2018
10

Исполнительный директор разреза Олег Терентьев побеседовать на проблемную тему согласился без лишних разговоров. Позже к нему присоединился главный инженер Евгений Максимов. Вопросы не стали для них новостью, едва возникает обострение, люди не молчат, обращаются и к ним, не только в редакцию. Чтобы прояснить ситуацию, разбор повели с самого начала.

Пик отгрузки угля населению приходится на октябрь и ноябрь, когда народ массово запасается топливом на зиму. Сегодня частный спрос на уголь тоже есть, но далеко не самый большой. Однако осенью жалоб не поступало. Зато весной, когда отопительный сезон уже вступает в завершающую стадию, случился аврал. Почему? Объяснение оказалось простым. К осени разрез обычно подходит с подготовленными мощностями. Есть вскрытые запасы угля, только бери и грузи. Конечно, образно выражаясь, не все так просто. Ирбейское предприятие не выпускает сортовой уголь. А рядовой – у него предусматривается фракция от ноля до 300 миллиметров. То есть, фактически, могут привезти сплошную пыль и будут в своем праве. Вот только такое топливо сельчанам даром не нужно, в деревенских печках оно не горит. Это ведь не ТЭЦ, где ту самую пыль буквально «впрыскивают» через форсунки в топку с нагнетанием воздуха.

У нас людям нужны комки. И тогда, в отсутствие сортировочного комплекса, в дело вступают экскаваторщики. Как это происходит, мне удалось увидеть своими глазами, когда инженер-технолог Евгений Анзираев сопроводил меня на горный участок. Здесь начальник отдела технического контроля Галина Иванцова взялась все рассказать и показать. Сначала проехали к Латынцевскому пласту. Могучий экскаватор ЭКГ с пятикубовым ковшом как раз споро накидал полный кузов мощного иностранного грузовика. Автомобиль повез топливо на склад к станции «Угольная-1». Следом на погрузку прошел ожидавший своей очереди ЗиЛ. Это уже на самовывоз для населения. С нарощенными бортами такая машина берет шесть-семь тонн угля. Сейчас водитель дощатые «наросты» не использовал, поэтому в лучшем случае четыре-пять тонн. Мы засекли время погрузки – ушло восемь минут. Сначала экскаватор взламывал угольный пласт снизу доверху, потом аккуратно выбирал из осыпи комья. Дальше вновь подъехал импортный грузовик с маршрутом на склад. Теперь экскаватор хватал все подряд и кузов вместимостью около 25 тонн заполнил за шесть минут.

Более глубокий пласт «Спутник» разрабатывал гидравлический экскаватор. По той же схеме: тщательно выбирая комья – в сравнительно маленькие машины частников, подбирая всю накопившуюся пыль – в большегрузы. Но и тогда ковш аккуратно захватывал лишь метровый слой угля. Пласт «Спутник» славится высоким качеством топлива, но очень неоднороден. Специалисты показывали схему – слоеный пирог. Сначала метровый слой с зольностью 14 процентов. Следующий метр – менее пяти процентов золы. 25-сантиметровая прослойка, где показатель – 63 процента. Это кремниевая линза, фрагменты которой в народе называют породой. Опять 75 сантиметров угля, снова 15 сантиметров породы, дальше – 1,2 метра топлива. А вот 30 сантиметров вообще 100-процентной зольности – окаменевшая глина. Людям такого добра не надо, требуются комья без породы. Хотя по ГОСТу допускается средняя зольность в 20 процентов с массовой долей минеральных примесей в угле в 2,5 процента.

По словам Олега Терентьева, они не обязаны ничего выбирать, могли бы грузить все подряд, не теряя времени и укладываясь в рамки ГОСТа. Тем более, особой выгоды от самовывоза нет, его объем в год не превышает 40 тысяч тонн, соотношение от общей добычи не достигает и трех процентов. Однако руководство предприятия понимает нужды района и идет навстречу. В 50-градусные морозы января технологический процесс пришлось остановить, чтобы не «насиловать» технику. Но кое-какая работа все равно велась, отгружали уголь для школ и детских садов. Не оставили социальные учреждения без топлива, зато экскаватор тогда «надорвался» и почти месяц простоял на ремонте. Потом все простои пришлось наверстывать. Не могли достаточно времени уделять самовывозу, и возникали большие очереди.

Говорят, и людям все это объясняли. Неужели ирбейцы оказались неспособны понять? Сомнительно. Поразмыслив, кажется, удалось догадаться, в чем дело. Всего одна услышанная от руководства фраза:

– Если не нравится продукция, покупайте орловский или бородинский уголь.

В жалобах людей именно эта формулировка вызывала наибольшее возмущение. Действительно, по первому впечатлению – прямо коробит. Зато если копнуть глубже и отбросить эмоции... Речь-то идет не о пренебрежении. Имеется в виду право и, самое главное, возможность выбора. В Бородино стоит специальный сортировочный комплекс. Орловский разрез вообще полностью «заточен» на самовывоз. В Ирбейском разрезе ставить дорогостоящее сортировочное оборудование нецелесообразно. А если все же поставят, уже не будет для населения рядового угля по отпускной цене предприятия 443,55 рубля за тонну. Сравняется в стоимости с бородинским и орловским топливом – 650-670 рублей. Сейчас выбор есть, и Олег Анатольевич заверил, что и дальше будут учитывать нужды учреждений и населения района. Просто попросил с пониманием относиться, если вдруг возникают небольшие перебои. Когда мы разбирались в проблеме, ситуация уже нормализовалась, очередей из машин не было.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.