Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
09 мая, вс

Офицер трудового процесса

26 февраля 2018
5

На угольном разрезе действует вроде военизированной системы. Директор – «полковник». И каждый, от «рядового» до «майора», знает свое дело

Начальник пункта погрузки на Ирбейском разрезе Павел ЗАБРОДИН сразу производит впечатление. Крепкое рукопожатие, плотная фигура бывшего борца, не потерявшего былой энергичности. Белая каска инженерно-технического работника, умеющего руководить. В становлении этих качеств немалую роль для него сыграла служба в армии.

К армии Павел Забродин готовился основательно, как и почти каждый советский парень. «Косить» было не принято, да попросту зазорно. Служба как почетное право и обязанность – это серьезно. Сейчас в школе изучают ОБЖ – основы безопасности жизнедеятельности. Тогда предмет был более четко ориентирован и назывался начальная военная подготовка. На занятия ходили в рубашках армейского покроя, что сразу приучало к дисциплине. К девятому классу Павел назубок знал знаки различия, умел собирать и разбирать автомат, без проблем укладываясь в нормативы по времени. На физическое развитие и вовсе не жаловался, с детства занимался борьбой в Доме спорта родного села Новая Солянка соседнего Рыбинского района.

После 10 класса, со средним образованием, взяли сразу на второй курс автотранспортного техникума в Красноярске. А с третьего курса, в 1988 году, призвали служить. Просто зашли в общежитие сотрудники военкомата и давай раздавать повестки. Павел Забродин жил в комнате вместе с тремя сокурсниками – забрали всех четверых. Никто не роптал, в основном, пошли с охотой. Парень из Солянки попал в ракетные войска стратегического назначения на Алтае. Воинская часть 29562 – такие вещи врезаются в память на всю жизнь. Армейские годы, где бы они ни проходили, не забываются.

А службу именно в РВСН Павел Борисович назвал одной из самых богатых на впечатления в сравнении с другими войсками. Обычных армейских будней никто не отменял – подъем-отбой, строевая подготовка, стрельбы, марш-броски. И вместе с тем кое-что поэкзотичнее – вроде командования одним из нескольких десятков передвижных ракетных комплексов. Нашего парня заметили быстро. Сибиряк из Красноярского края – таких вообще ценили, вроде как знак качества. Боец еще и сумел проявить себя с лучшей стороны. Дали звание сержанта, назначили командиром отделения. Под командованием были восемь бойцов. В ведении – огромная ракета на могучей многоколесной махине. Можно быстро развернуть и запустить хоть на другую сторону земного шара. Оружие сдерживания в постоянной готовности для ответного ядерного удара, если придет критический момент.

К счастью, он так и не настал, дай Бог, и не настанет. Хотя лично для Павла Забродина схожий миг был – когда перед самой демобилизацией, в 1990 году, по программе взаимного разоружения пришлось разбирать свои ракеты под надзором американцев. При этом, как позже выяснилось, собственные заряды, в отличие от нас, заокеанские друзья не уничтожали, а складировали на будущее. Благо, хоть часть не расформировали, через несколько лет разместили там другие ракеты, пусть и меньшей дальности. Стратегическая дивизия существует по сей день.

Впрочем, это происходило уже без Павла Забродина, хотя его всегда живо интересовало – практически родное. Другое дело, хватало других забот. После службы доучился в техникуме, женился, переехал в родную Солянку, появились дочь и сын. Работал на малой родине в опытно-производственном хозяйстве мастером по строительству. Но хотелось заниматься более масштабной производственной деятельностью. Для этого и пошел на Ирбейский разрез. Причем, сначала в охрану, там, добросовестно неся вахту, ждал своего часа, когда появится вакансия. Дождался через год, стал мастером на пункте погрузки 10 лет назад.

Собственно, после сержантского звания рядовым он больше на становился, обязательно кто-то был под командованием (в охране тоже числился старшим смены). Армия для этого дала многое. Для себя знал, что такое дисциплина, и умел добиться ее от других, грамотно организуя рабочий процесс. А уж про обостренное чувство ответственности (после ядерных-то ракет) и говорить не приходится. Вот и дослужился, можно сказать, до офицерского звания.

– На угольных шахтах действует вроде военизированной системы, начальник, получается, полковник, – пояснил Павел Борисович. – У нас не совсем шахта, но ведь не зря тоже отмечаем День шахтера. Так что и Олег Анатольевич (Терентьев, исполнительный директор Ирбейского разреза – прим. авт.) по этой схеме полковник. А я на сегодняшней должности – вроде майора.

Будучи мастером, не раз замещал своего непосредственного начальника Романа Белых, когда он уезжал на учебу. Потом начальник пошел на повышение, в «подполковники», и Павел Забродин сам возглавил пункт погрузки. В ходе нашего разговора как раз наполнялись углем вагоны очередного состава. Процесс шел бесперебойно, каждый в подразделении, от «лейтенантов» до «рядовых», знал свое дело. Под чутким руководством опытного «майора», у которого навык защитника Отечества теперь работал на благосостояние Родины.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.