Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
18 мая, вт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
18 мая, вт

На труд и на подвиги

31 мая 2018
4

Георгий Андреев из Усть-Яруля мог бы быть тружеником тыла – как его супруга Александра Егоровна. Трудовых заслуг для этого звания у мужчины хватает с лихвой. Однако судьба сделала его фронтовиком, официально приравненным к бойцам Великой Отечественной, пусть она и закончилась задолго до его службы. Он сражался в Корейской войне против недавнего союзника по Второй мировой.

До недавнего времени усадьбу Андреевых украшала табличка, гласившая, что здесь живет участник войны. Пока ветераны не попросили сельскую администрацию ее снять.

– А то ходят тут разные, куртку предлагают купить или просто денег просят, – говорят супруги. – Думают, раз ветераны, значит, денег много. Да, государство нас с пенсией не обижает. Так мы и родным помогаем, внукам, когда нужно, у них семьи, дети. А эти «ходоки», молодые да здоровые, сами работать не хотят, зато пить горазды. Не понимаем. Мы вон с малых лет трудились.

Георгий Борисович, в прошлом месяце отпраздновавший 90-летие, родился в Мариновке. Новомариновкой она стала гораздо позже, в менее славны времена, когда староверам пришлось ее возрождать. Тогда была добротная деревня, со школой, в которую Гоша пошел учиться. Правда, отучился лишь первый класс. Его отца называли хозяином тайги. Охотники к нему приезжали, он показывал, где добывать белку, соболя. Тогда охота служила не просто развлечением, а важной составляющей экономики страны. Плюс лес сплавляли в Канск. Но еще не было, по словам ветерана, основного деревенского предприятия, колхоза какого-нибудь, каждый занимался, чем придется. Семья решила сменить место жительства.

Переезд в Усть-Яруль занял на лошадях весь день, с раннего утра до позднего вечера. Во второй класс Гоша пошел уже здесь. Окончил впоследствии четыре, в войну стало не до учебы. Отца забрали на фронт в один из первых призывов, там он и погиб. Из группы в 43 человека, в которой он уходил, домой вернулись только трое, израненные вплоть до инвалидности. Вся работа легла на стариков, женщин и детей. Да какая работа! Говорят, от нее кони дохнут. Это людям всё по плечу, а животные действительно гибли. Одна лошадка скончалась прямо у Георгия на руках, когда вез на ней от Канской нефтебазы две бочки горючего. Не дошла до Яруля, пала у Преображенки, не смогли выходить. Люди выдерживали. Георгий Андреев в 14 лет отучился на тракториста, позже и на шофера в Минусинске. Впрочем, для работы на так называемой «полуторке» права от юноши не требовали. Водить умеешь? Научил земляк Василий Какаулин. Значит, вперед! Также работал мотористом, давал электроэнергию (до общей электрификации села оставалось не одно десятилетие) машинно-тракторной станции – МТС. И не знал, что в 12 километрах, в соседней Михайловке – напрямую близко, это сегодняшней окружной дорогой все 50 километров – подрастает его будущая супруга.

Саша Машталер совсем девчонкой была, на четыре года младше. Что фамилия немецкая, любовь украинской бабули виновата. Еще в Первую мировую «связалась» с немцем и, видимо, действительно его любила, сыну оставила его фамилию. Эта история уже детям этого сына едва боком не вышла. Брат Саши Николай на призыве заикнулся о немецких корнях – и на допросы пошел. На фронт не пустили, в трудармию направили, на военный завод на Урал. Сама Саша притеснений из-за происхождения избежала. Как все, ходила в школу до Верхней Ури за пять километров. Мороз трещит, темень. Дети зажгут в каких-нибудь плошках, что на палках болтаются, промасленные или соляркой смоченные тряпки, идут с такими фонарями. А кругом волки, бывало, овец из стаек утаскивали. Но мысли не о зверях. Из верхней одежды – старый полушубок, покрытый тяжелой шинелью, что брат из армии привез. Пока дойдешь – плечи отваливаются. И работать рано начала. Сперва на прополку пшеницы привлекали – ходили, руками рвали сорняки. Потом и дороги делать приходилось – возили на лошадях камни, песок, гравий, подсыпали пути. В таких разъездах жили в бараке возле сегодняшней Нагорной, попростывали все. Сначала Саша только на каникулах работала. После пятого класса оставила учебу, постоянно работать стала. Отправили на лесоповал к реке Мане – четыре дня туда добирались. Сучки собирали и через месяц за это живые деньги получили – неслыханное для колхоза дело. На радостях сбежали домой, так чиновник пришел имущество описывать. Чтобы не описали, пошла трудиться дояркой – не тунеядка...

Тяжело жили, как признаются ветераны, голодали, но ведь не унывали. На работу – всегда с песней. Люди верили в лучшее, детей рожали несмотря ни на что. По рассказам Александры Егоровны, одна женщина родила прямо в ягодах, на сборе дикоросов. У Георгия Борисовича такое случилось с пассажиркой в кузове «полуторки». Роженица только крикнула юному шоферу, чтобы назад не смотрел – мал еще женское естество видеть.

По возрасту Георгий Андреев должен был пойти в армию в 1946 году. Однако если парней 1927 года рождения еще забирали для войны на востоке, то для младших приостановили призыв. Трудовые руки стали нужнее боевых, страну требовалось поднимать. Так что привали сибиряка только в 1948. Зато сразу на пять с половиной лет. Сначала в Иркутске служил, потом в Чите учили на младших командиров. Заодно зенитную артиллерию осваивал, да так интенсивно – уже тошнило от этих зениток. Зато как пригодились знания и навыки в Корее, куда отправили в 1951.

Ушла в прошлое совместная борьба с американцами против фашистов, тлела холодная война между свехдержавами, на территории Кореи впервые переросшая в «горячее» столкновение. Правда, официально СССР свои войска туда не посылал. Перед отправкой с эшелона убрали все русские надписи. На границе с Китаем выдали китайскую форму – и под видом местных волонтеров. Как там в песне у Высоцкого: «Сбил тебя наш летчик Ли-Си-Цын». Недаром рядовой состав старались набирать из якутов да тувинцев, чтобы, насколько возможно, сойти за азиатов.

– Тяжелые были бои, – рассказывает Георгий Андреев. – Американская авиация по несколько раз в день налетала. Наши самолеты навстречу поднимались, летчики там дрались в небе. А мы, зенитчики, в этой неразберихе американцев выцеливали. Сначала были 80-миллиметровые зенитные пушки, потом – 105-и. только успевали ленты тяжелых полуметровых снарядов заряжать. Многие наши гибли в этих налетах, их потом в Порт-Артур отправляли хоронить. Американцы умели воевать. Слышал, разрабатывали новые схемы воздушных боев, нашим летчикам, которые в Великую Отечественную фашистов сбивали, даже переучиваться приходилось. Но спуску не давали!

Еще бы, под руководством самого Ивана Кожедуба. Наш самый результативный ас, 62 сбитых самолета Люфтваффе на счету, трижды Герой Советского Союза. В Корее он командовал секретной летной частью. Георгий Борисович лично его видел, за руку здоровался.

– Вот такой мужик! – показывает большой палец. – Простой, душевный. И профессионал. В основном, на командной вышке сидел, руководил. Однако иногда и сам летал.

Летать ему запрещали. Ведь в лицо знали даже за рубежом, личность известная, если собьют – вся секретность курам на смех, скандал поднимется. Иван Никитович вылетал тайком, по ночам, и сумел сбить 17 американцев. Но обо всем происходящем полагалось молчать. Георгий Борисович тоже давал подписку о неразглашении на 15 лет. За одно слово можно было сесть на треть этого срока, а то и на две трети. И долгое время поговорить о былом он мог только с одним земляком, который тоже был в Корее, – Дмитрием Каминским из Тумаково. Для остальных вернувшийся в 1953 году боец не был фронтовиком. Но и без того оставался видным парнем. На войне платили хорошие деньги. Домой привезти их не мог, зато одежды накупил, какой в деревне и не видели.

– Пришел «прифраеренный», девки на него так и вешались, – с улыбкой рассказывает Александра Егоровна. – Наша михайловская женщина у них в Яруле завклубом была, решила познакомить его с моей подругой. А он сказал, ему на смотринах другая понравилась, «черненькая, с длинной косой». Я, то есть. Прошлись с ним по деревне, говорит, свататься к тебе приду. Я тогда с другим парнем дружила, но все во мне детство играла. Приходи! Он и приехал с родственниками, празднично, в телеге украшенной, на лошадях нарядных. Свадьбу потом сыграли – люди говорили, ни у кого такой не было.

С тех пор живут душа в душу вот уже скоро 65 лет. До самой пенсии достойно работали, он – строителем, она – поваром. Вырастили дочь, внуки есть, правнуки, которыми могут гордиться. Но не устают удивляться, как много сейчас нигде не работающей и пьющей молодежи. Если бы сами ветераны так себя вели в годы своей юности, может, и страны бы не было, в которой мы живем.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.