Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
20 апреля, вт
-3°
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
20 апреля, вт
-3°

«Курорт» для морской пехоты

27 ноября 2020
4

На флот так на флот

Детство Владимира Авдеева прошло в Ирбейском районе. Родился он в селе Юдино. После окончания средней школы в 1989 году прошел курс обучения в школе ДОСААФ в Заозерном, где готовили военных водителей, получил права категории С. Затем поступил в Сосновоборский автомеханический техникум, откуда в 1992 году вышел дипломированным экономистом-плановиком.

Пришла пора службы в армии. В то время как раз прошла реформа, срок службы для срочников сократился с двух до полутора лет. И молодой ирбеец попал в первый призыв такого формата. Вместе с ним из района в армию ушли шесть человек: трое тоже из Юдино, один из Верхней Ури и один из Ирбея. На пересылочном пункте в Красноярске спросили, куда бы они хотели пойти, в какие войска. Ответ был прост: «Да куда угодно, лишь бы не сидеть на пересылочном неделю». Ну, раз нет разницы, отправили на флот, на Дальний Восток. Назавтра новобранцам выдали сухпайки на четыре с половиной дня и поездом отправили во Владивосток. Там на пересыльном пункте ирбейцы пробыли еще неделю, заново прошли медкомиссию, их документы вновь проверили, а затем распределили призывников по военным частям. Здесь пути земляков разошлись – Владимира Авдеева направили в 390-й полк 55-й дивизии морской пехоты, базировавшийся в поселке Славянка в 50-ти километрах от Владивостока. Остальные ирбейцы попали на корабли.

И потянулись армейские будни. После присяги солдат раскидали по боевым ротам. Так как Владимир имел права, то десантно-штурмовые подразделения оказались не для него, водителя автоматически направили в ремонтную роту. Основная задача – обслуживание техники. Конечно, были и тренировки, и учения – выезжали на автомобильные марши, оттачивали навыки вождения, накатывая по 200-300 километров за выезд. Недалеко от части находился полигон Бамбурово (по названию ближайшего населенного пункта), туда ездили, участвовали в общевойсковых учениях. Ремонтировали технику, вытягивали из грязи застрявших. Стрельбы были постоянно, а вот в учениях с подходом кораблей к берегу, высадкой десанта, захватом условного противника ирбеец не участвовал. Ничего не поделаешь – задачи у солдат разные.

Во Вьетнам!

Так прошел год службы. Летом 1993 года командир роты объявил, что идет набор во Вьетнам, на военную базу на полуострове Камрань в Южно-Китайском море. Там находился пункт материально-технического обеспечения (ПМТО) для обслуживания проходящих кораблей – военных и гражданских. Отправиться за границу Владимир Авдеев согласился сразу. Почему бы и не побывать в другой стране, если есть возможность мир посмотреть? Пользуясь, так сказать, случаем. Тем более бесплатно.

И снова – в путь. В середине июля отправились из Владивостока на военно-транспортном корабле «Анадырь». Дней семь шли до Вьетнама. Однажды попали в шторм, приличный такой – баллов пять-шесть. Огромное судно швыряло по волнам, как спичку. В погоне за новыми ощущениями ирбеец побежал на палубу. Волна поднимает корабль, а затем резко уходит – и он падает вниз, в пустоту. Адреналин зашкаливает!

Наконец добрались до вьетнамского берега и ночью встали на рейд. Утром морпехи высыпали на палубу. Экзотика – пальмы, жара. Днем пришвартовались к пирсу, солдаты сошли на берег и в пешем порядке отправились к месту дислокации отдельного батальона охраны.

– Зашли мы на территорию части, – вспоминает Владимир Авдеев. – Идем в полном обмундировании, в камуфляже, да еще и шинели с собой несем. На балконах двухэтажных казарм стоят старослужащие и смеются. Сами одеты в повседневную форму, принятую на базе, – синие шорты, рубашки-безрукавки, армейские кепки с широким козырьком и сланцы. Мы уже тогда поняли – иначе нельзя, потому что жара невыносимая, на солнце плюс пятьдесят. Какая уж тут шинель!

Фрукты, обезьяны

и цветмет

И началась новая служба. Сначала тяжело было – жара давала о себе знать. В морской пехоте нет разделения, обслуживающий ты персонал или штурмовик – для всех боевая подготовка одинакова, и огневая, и физическая. Не зря говорят: «Морской пехотинец должен стрелять, как ковбой, а бегать – как его лошадь». И все это – под палящим солнцем. К жаре скоро привык, потом даже до смешного доходило: ночью в карауле мерз, хотя градусник плюс тридцать показывал.

Служба во Вьетнаме разительно отличалась от службы в России. Взять ту же кухню. У нас в армии солдаты сами картошку чистили, а там – гражданские люди. Конечно, наши ребята помогали – так, по мелочи, принести что-нибудь тяжелое, но основную работу выполняли они. В основном это были жены офицеров. И продовольствие иное – фруктов навалом было. Самых разных. На завтрак, обед и ужин. Их просто обожали обезьяны, жившие на территории батальона, – мартышки Дуся и Кеша и шимпанзе Вася. Кто-то из «стариков» приручил их на потеху служивым. Забавные такие – вместе с солдатами строем в столовую ходили.

В казарме, где размещался Владимир Авдеев, на первом этаже находился «чипок» – так на армейском сленге называют армейский магазин, в котором солдат может приобрести необходимое. Зарплату русские морпехи получали донгами – местными деньгами. Простой матрос, без звания, – 110 донгов. Либо 11,5 доллара, если хочешь взять американской валютой. Тем не менее с дисциплиной было строго. Служба охранная – ходили в караулы, пирс и аэродром охраняли. Саму базу. Наряд – сутки через двое. После смены в карауле полагалось два часа бодрствования – личного времени. Делай что хочешь, затем – два часа сна перед следующим нарядом.

С местным населением не конфликтовали, даже можно сказать – дружили. Русские солдаты быстро выучили на вьетнамском языке основные слова: «здравствуй», «до свидания», «как дела?» – и вполне находили с местными общий язык. Вьетнамцы очень любили меняться, особенно по душе им был русский хлеб. Часто приходили в батальон и меняли фрукты на хлеб, оставшийся после обеда. Вот такой бартер был.

– Вьетнамцы – люди добрые, хорошие, – рассказывает Владимир Авдеев. – Вот только жуликоватые, лишь бы чего утащить. Особенно их привлекал цветмет. Пирс охраняешь (а он длинный – метров 200-300), у берега установлен телефон, а на противоположном конце – кабели, к которым подключаются швартующиеся корабли. Так местные все норовили украсть средства коммуникации. Глядишь, к кабелям подбираются – бежишь туда. Пока бегаешь, они норовят телефон стащить – приходится обратно бежать. Сделаешь предупредительный выстрел в воздух – все, разбежались. Или увидишь, что начали где-то подкрадываться к складам – пальнешь в воздух для профилактики. Успокаиваются, но ненадолго. Дембеля рассказывали, что однажды на склады аэродрома пробралась одна вьетнамка и утащила кислородный баллон. Он 80 килограммов весит, а она его сперла! Караул подняли, погнались за ней, так солдатам километр бежать пришлось, пока догнали воровку.

Недалеко от батальона морпехов базировались вьетнамские моряки, с ними русские солдаты устраивали товарищеские матчи по футболу, волейболу, боксу. Как оказалось, выиграть у местных в футбол невозможно. Они к своему климату привычные, а вот русские на такой жаре долго бегать не могут. Дело даже доходило до того, что наши играли двумя, а то и тремя составами, постоянно меняясь, но все равно сил не хватало. Как ни пытались выиграть – бесполезно. А вот в волейболе ситуация противоположная – вьетнамцы все низкорослые, не то что наши морпехи, им тяжело вести верховую борьбу. И в боксе наши проблем не испытывали – в морской пехоте ребята служат крепкие.

Сын по стопам отца

Полгода пролетели незаметно, и в декабре 1993 года Владимир Авдеев отправился домой. На обратном пути на БДК (большой десантный корабль), который вез их на Родину, встретил земляка-юдинца Дмитрия Журавкова, с которым вместе призывался. Того определили служить на корабль, и так вышло, что Дмитрий прибыл за своим земляком в другую страну.

До Владивостока добрались без приключений. Когда встали на рейд, «вьетнамцы» высыпали на палубу, как были, в сланцах… а на улице минус 20. Мигом обратно в трюм заскочили. Отвыкли от нашего климата.

Сразу после службы в армии Владимир Авдеев устроился в полицию, где и работает по сей день в должности оперативного дежурного. Его сын Кирилл пошел по стопам отца – отслужил в армии, в 336-й бригаде морской пехоты.

– Теперь вместе будем праздник отмечать, – улыбается Владимир Авдеев. – Я служил на Тихоокеанском флоте, сын – на Балтийском. Правда, бригада сына покруче будет – носит звание гвардейской.

Когда Владимир Петрович говорит о сыне, в голосе звучит нескрываемая гордость – приятно, когда сыновья идут по стопам отцов и вырастают настоящими мужчинами. В чем армия им, несомненно, помогает.

Редакция

Картина дня

Ко Дню китайского языка.

20 апреля во всем мире празднуется День китайского языка. Это один из самых древних языков, существующих на планете.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.