Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
24 октября, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
24 октября, вс

Когда нет чужих детей

8 июля 2021
121
Анна Глушенкова с сыновьями.

Идея рассказать об Анне ГЛУШЕНКОВОЙ родилась в прошлом году, когда мы искали материалы для рубрики «Печать истории» – о героях старых публикаций. В номере «Ирбейской правды» от 30 апреля 2004 года напечатаны удивительно глубокие и проникновенные стихи 18-летней воспитанницы детского дома в Ивановке. Непростая выпала девушке сиротская судьба. Но сегодня у нее своя семья, двое детей. Частный детский сад в Красноярске. Под псевдонимом Анна Таежная она пишет и исполняет песни, направленные, в первую очередь, на поддержку ребятишек, оставшихся без родительской заботы.

Это место, где тебя забывают навсегда!

Публикация в "Ирбейской правде" от 30 апреля 2004 года.

Анна хорошо помнит, как оказалась в детдоме. Ничто этого не предвещало. До трех лет жила с родителями в Новосибирской области. Потом переехала с мамой в нашу Степановку, где жила бабушка. Здесь до 10 лет шло безоблачное детство. Пока за мамой не приехала милиция, чтобы забрать ее в места лишения свободы. Девочка не знала и впоследствии так и не узнала, за что маму посадили. Тогда вообще не понимала, что происходит. Защелкнулись наручники на маминых запястьях. Женщине не дали обнять ребенка, повезли прочь. Аня бежала за УАЗиком, пока машина не остановилась на повороте. Маме все же разрешили выйти, она обняла девочку, сказала, где в доме лежат конфеты, попрощалась и оставила дочь одну с бабушкой.

Пережитый шок не прошел даром. Примерная девочка, которая раньше училась на пятерки, скатилась на тройки. Стала прогуливать школу, нарушать дисциплину. Бабушка с ней не справлялась. А самое главное – чувствовала, что в одиночку не сумеет поднять внучку на ноги. Так и не осмелилась сказать девочке, что, посоветовавшись с сельсоветом, решила отдать ее в детдом. Сказала – отдохнуть поедешь в санаторий. А сама все игрушки собирает, вещи детские. Аня недоумевает – зачем столько, вернусь же скоро? Ничего, пригодятся. Ехала в автобусе, песни пела. А оказалась в Верхнеуринском приюте…

Ребята меня окружили, я у них спрашиваю, как им живется в санатории, – вспоминает Анна Глушенкова. – Говорят, это детдом. Что еще за детдом? «Это такое место, где тебя забывают навсегда!» – сказала одна маленькая девочка, дошкольница еще. Я не понимаю, как это – забывают, у меня бабушка есть, мама. Вдруг смотрю, дети уже мои вещи разбирают, кто кофточку примеряет, кто игрушку присматривает. Эй, стоп, это моё!..»

Долго Анна не верила в происходящее. В приюте висел телефон на стене, она часами сидела рядом на скамейке. Вот сейчас позвонит бабушка, скажет, что узнала об ошибке, и заберет ее. Потом девочка сама попросила воспитателей выяснить номер бабушкиной соседки, звонила ей. Та обещала передать, где Анна находится, а в следующий раз сетовала, что закрутилась, не сумела.

Постепенно девочка начала понимать, что, видимо, в приют ее отправили сознательно. Воспитатели, психолог помогали принять этот факт. Повзрослеешь – сама к родным съездишь.

Через год ее перевели в Ивановский детдом. И уже туда, еще через год, к ней приехала бабушка. Просила простить, говорила, что долго страдала из-за своего вынужденного решения и молчания о детдоме, но не могла иначе.

Анна простила, вообще, по собственному признанию, не склонна держать в себе обиды. А вот у самой до сих пор душа болит – как однажды устыдилась собственной мамы. Женщина освободилась, когда дочери было 15 лет, хотела забрать ее домой. Но старшеклассница уже проходила довузовскую подготовку. Ее отпустили на каникулы. Чудесно провели вместе четыре дня. Мама была по-настоящему МАМОЙ. Поухаживать, стол накрыть, поговорить, шубу зашить… Расспросила о делах. Дочь ответила, что дела нормально, но забирать ее не надо, сейчас главное – в педуниверситет поступить. Позже они встретились однажды в Ирбее на автовокзале. Мама потянулась обнять дочь. Та сказала, что нужно ненадолго отойти. Сама убежала за угол и там ждала, когда подойдет автобус. Не хотела, чтобы видели ее с матерью. Так исподволь внушило общественное мнение, будто незачем ценит живых родителей, у которых ребенок оказался в детдоме, неблагополучные они, и дитя таким же будет.

Неправильно это, страшно, – говорит сегодня Анна Глушенкова. – А ведь у многих ребят такое бывает.

Транспорт в Ивановку уходил на пять минут раньше, чем в Степановку. Мама, увидев бегущую на автобус дочь, все поняла. Тихонько подошла, обняла, вручила подарок – духи в упаковке в виде поцелуя. «Прости меня, доченька, за все меня прости!»

Уже в автобусе Анна обернулась. Мама стояла, невидяще глядя вдаль, и по лицу текли слезы. Дочь тогда не знала, что видит ее в последний раз. Через месяц сообщили, что мама умерла от кровоизлияния в мозг. Ей было всего 42 года. Как же дочь жалела о том своем поступке! Но прошлого не вернуть.

Я помогу себе сама!

У памятника Александру Пушкину в Красноярске. Литература заняла важное место в жизни Анны Глушенковой.

В детдомовский коллектив в Ивановке Анна Глушенкова влилась быстро. Хотя, казалось, после приюта, где ребят немного и обстановка складывалась почти семейная, в многолюдном детдоме должно быть непросто. Однако для активной творческой девушки сразу нашлись занятия по душе. Пела в самодеятельности, участвовала во всех мероприятиях. Педагоги во главе с директором Валентиной Гринёвой поддерживали все благие начинания. Кроме того, каждый воспитанник прикреплялся к своему наставнику, для новенькой им стала психолог Татьяна Синельникова. Анна по сей день вспоминает ее с благодарностью, поддерживает контакт.

В детдоме работали кружки. На занятиях по домоводству ребят учили готовить, потом они сдавали по кулинарии экзамены. Был швейный кружок, приобретали навыки рукоделия – тоже с последующими итоговыми испытаниями. На детдомовском огороде ребята пололи грядки, копали картошку… Осваивали весь цикл земледельческих работ. Держали живность, от кроликов до поросят, ухаживали поочередно согласно графику дежурств. Неправильным считает Анна Глушенкова, что сейчас воспитанников нельзя привлекать к бытовой работе по детдому. В такой системе часто вырастают приспособленцы, убежденные, что им обязаны обеспечивать вольготную жизнь. Сама она те трудовые будни вспоминает с ностальгией.

Впрочем, не все было безоблачно. В детском коллективе, как и в любом замкнутом сообществе, была теневая сторона жизни. Там царили свои порядки. Стоило дать слабину – уйдешь на дно внутренней иерархии со всеми вытекающими. Взаимоотношения полов – это вообще отдельный разговор. Нехорошие вопросы, грубые намеки со стороны парней. Некоторых девчонок, по словам Анны Глушенковой, морально ломали, потом пользовались как хотели. Наша героиня дружила с одним ивановским молодым человеком, он ее оберегал. Кроме того, в детдоме Анна слыла девушкой умной и порядочной, книжки читала, училась хорошо, целеустремленно смотрела в будущее. Не пила и не курила, что детдомовские ребята зачастую начинают делать очень рано. К ней относились уважительно, называли вслед за воспитателями – наша гордость. И все равно иной раз приходилось давать жесткий отпор, даже драться, вплоть до того, что тяжелые стулья шли в ход.

В общем, сложно бывало. Но для себя девушка сразу решила, что справится с любыми трудностями. Помощи в будущем ждать не от кого. Значит… Однажды встала перед зеркалом, строго взглянула себе в глаза и сказала: «Я помогу себе сама!»

Обычно детдомовских ребят в Ивановке после девятого класса направляли получать профессию – например, швеи или повара в Ирше. Анна Глушенкова стала первой, кто пошел в 10-й класс, сумела на этом настоять. Хотела поступить на филфак – благо, Красноярский педуниверситет вел над детдомом шефство. Записалась на довузовскую подготовку. Успешно стала студенткой на бюджетной основе – грешно ей было бы не поступить с сиротскими льготами. На пенсионной карточке имелись кое-какие накопления – приоделась для жизни в городе. Оставила денег про запас – уже тогда умела планировать бюджет. За общежитие нужно платить, еду покупать, ведь сумку с продуктами из деревни никто не пришлет. Параллельно с учебой почти сразу трудоустроилась. Вообще-то работать начала еще в детдоме, с разрешения директора мыла там полы. В городе снова наводила чистоту – в банке, в спортзале, в книжном магазине. Училась не ахти, времени не хватало, да и не ставила себе целью стать отличницей. Главное – выживать. Стипендию не платят? Так зарабатывала Анна гораздо больше.

Свой мир детства

24 ребенка от двух до шести лет посещают сегодня частный садик Анны Глушенковой в Красноярске.

До того, чтобы прочно встать на ноги, было еще очень далеко. Получила диплом – оказалась на улице. В Степановке от мамы осталась квартира, поэтому сиротского жилья Анне не полагалось. Куда дальше? Подъемных денег хватило, чтобы на первое время снять квартиру. Дальше все сама. Работала в разных местах. Устроилась учительницей – мало платили. Потом была администратором в Центр чтения. Исполняла обязанности директора школы в Шарыповском районе. Через год вернулась в город. Однажды две недели совсем некуда было податься. По ночам мыла полы в гостинице, а днем расстилала одеяло на поляне на острове Отдыха, отсыпалась до вечера. Все преодолела. Пошла няней в одну семью, там же дома и жила. За год поднакопила денег и открыла свой первый частный детский сад.

Через год предпринимательства она обзавелась собственным жильем. Купила гостинку. Плакала, не верила, что такое возможно. По-настоящему СВОЙ угол. Наверное, только детдомовская сирота способна понять всю глубину этого чувства. Сегодня у Анны большой дом, семья. Безумно счастлива, что у двоих ее сыновей, Льва и Леонида, родная, не казенная крыша над головой.

Анна продолжает заботиться нее только о своих ребятишках. Детсад стал делом жизни. Когда-то начинала с малого. Сняла квартиру, наняла сотрудников. Собственно, это был еще не садик, официально она занималась организацией досуговой деятельности. Через год арендовала большое помещение, вышла на новый уровень. Правда, лицензию детсада так и не получила, но фактически это был именно он. Потом открыла еще один садик, затем – еще два. Дело пошло, приносило доход. Хотя деньги Анна изначально не ставила во главу угла. Просто всегда мечтала работать с детьми. В школе не нашла, чего хотела, там не могла построить свой маленький мирок. А тут его создала – мир счастливого детства, которого в свое время была лишена.

Работа построена так, чтобы дать ребятам творческую среду, где каждый ребенок мог бы себя раскрыть. Сотрудничают с одним из домашних театров, приглашают на занятия контактный зоопарк из «Роева ручья». Волонтеры из железнодорожного техникума помогают. К школе воспитанники умеют читать, знают пословицы и поговорки…

Сегодня у Анны Глушенковой остался один детский сад. Времена довелось пережить непростые, взять тот же коронавирус. А главное – действительно не ставила себе цели расширять сеть. Садик посещают 24 ребенка от двух до шести лет. Рекламу давать не надо, люди без того знают и ценят учреждение. Детсад продолжает приносить доход, но сейчас это скорее не бизнес, а для души. В то же время Анна все больше внимания уделяет творчеству.

Зародить надежду

Сама пишет стихи, музыку, сама исполняет под псевдонимом Анна Таежная.

Саморазвитием Анна занималась постоянно. Чтобы открыть садик, ходила на курсы от центра занятости – управленческие, предпринимательские. Основательно подходила к созданию собственной семьи, зная, сколь небольшой у нее опыт жизни в ячейке общества. Посещала занятия по взаимоотношениям мужчины и женщины.

Однажды Анне захотелось, чтобы семилетний старший сын (кстати, в честь него назван мамин садик – «Левушка») научился играть на инструменте. Нужно подать пример. Сама освоила гитару. А ведь и стихи писала. Сочинять их начала еще в 11 лет, в детдоме заполнила тетрадь, та публикация в «Ирбейской правде» в 2004 году стала для автора весьма значимым событием. И вот теперь она попробовала накладывать музыку на свои поэтические строки. И неплохо получалось. Первой выложила на своей странице «ВКонтакте» песню «Мама». Проникновенная композиция собрала множество лайков. Сегодня у нашей героини более 130 песен, их можно легко найти в интернете. Сама пишет стихи, музыку, сама исполняет под псевдонимом Анна Таежная. Недавно получила официальное признание, взяв Гран-при на всероссийском конкурсе авторской песни в Москве.

Пишет Анна и по заказам на заданные темы (творчество, кстати, уже приносит доход больше, чем садик). Но в первую очередь – по зову души. Готовит к выпуску альбом «Отрезок истории». Хочет поехать с концертами по детским домам, в том числе в Ивановку.

Ребята из детдомов не защищены друг от друга, – отмечает Анна Таежная. – И не надо их в этом винить. Просто сложилась такая среда, в которой они должны выживать. А мне хочется через песни показать, что есть и другой мир – мир любви, доверия, понимания. Зародить в детях надежду. Даже если придется, как мне, взять одеяло и пойти на лужайку – нужно верить в себя, и тогда все получится.

Публикация в "Ирбейской правде" от 4 марта 2004 года к юбилею директора детдома Валентины Гринёвой. Не исключено, что Анна Глушенкова вернется в учреждение с концертом.

Из стихотворений Анны Глушенковой 2004 года

Я детский дом люблю,

И временных родителей, сестер и братьев.

Люблю, когда мне время уделяют,

Но изо всех не выделяют.

Сироты мы, мы дома лишены,

И дети мы не мамы, а страны:

Как в зоопарке звери, так и мы.

В деревне говорят: вы – оглоеды,

Вы – воры, беспризорники, от вас лишь беды.

Наверное, порой не понимают,

Что душу ранят, обижают.

Судьба нас обделила счастьем,

Домашним светом и теплом,

Не видя материнской ласки,

Мы не умеем отвечать добром.