Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн

И жизнь, и смерть – ради родных

3 мая 2018
3

Ирбеец Александр Ксензов узнал о смерти своего ушедшего на фронт отца Иллариона Федоровича в 1943 году – похоронка сообщала о его гибели в бою годом ранее. Однако долго не хотел верить, что папы больше нет. Ждать его постепенно перестал лишь много лет спустя. Но и тогда отец незримо остался рядом, по сей день поддерживает сына. Причем, не только духовно, но и материально...

Об Александре Илларионовиче мы уже говорили на страницах газеты в прошлом году («Ирбейская правда» от 3 ноября 2017). Человек прошел славный трудовой путь в автохозяйстве района. И сегодня в свои 87 лет, несмотря на проблемы со здоровьем, сохраняет бодрость духа и физическую активность, насколько возможно, хлопочет во дворе по хозяйству. С малых лет привычен к труду, как, наверное, и любой из детей войны. Особенно чей отец уже в 1941 ушел на фронт, чтобы больше не вернуться. В отсутствие главы семьи рано приходилось становиться мужиком, пусть даже старший брат был рядом.

Об отце Александр Ксензов сохранил самые теплые воспоминания. Он родился в 1930 году и был третьим ребенком в семье, младшеньким. Илларион Федорович, конечно, любил всех детей, но «последышу» больше других уделял внимания и заботы. Тем более, когда возвращался домой после долгого отъезда на работу. Сначала семья жила в Богачево, мужчина трудился в сплавной конторе – в Ильино-Посадском пропускали лес вниз по Кунгусу, чтобы через Агул и Кан древесина дошла до Канска. В начале 30-х перешел в конвойную службу милиции в Ирбей. Тогда в милицейском отделе на всю огромную территорию района с населением почти втрое больше сегодняшнего работали 15 человек. Это считая вместе с уборщицей и конюхом. Лошади были неотъемлемой частью службы, и не только чтобы в отдаленные деревни добираться. Как выйдут милиционеры на праздничное мероприятие охранять общественный порядок верхом, в буденовках и с шашками... Красиво до восторга, и побуянить ни у кого даже мысли не возникает.

Потом Иллариона Ксензова, идейного коммуниста, назначили инструктором райкома партии. Направили в тайгу – родные места, хорошо знакомые, тебе и карты в руки. Все таежные селения объездил на лошади. Затем закрепился в Тальской МТС замдиректора по политчасти. А дальше грянула война. Александр Илларионович запомнил, как отца провожали в армию в августе 1941. Старшие сестра и брат не веселились, мама и вовсе слезы лила. А 10-летний Саша знай носился с пацанами вокруг здания сегодняшней ветлечебницы, где происходил сбор призывников. Не воспринималось всерьез, что отец уходит на войну, и его запросто могут убить.

Сначала бойца направили на боевую подготовку в Канск. Жили там в землянках – недаром в городе впоследствии воссоздали мемориальную землянку в память о тех временах. В семье Ксензовых сохранилась фотография, где боец вместе с сослуживцем в военной форме, на ногах – обмотки. Правда, чему и как учили отца, Александр Илларионович сказать не может. Зато наш фронтовик Филипп Шадрин, ныне живущий в деревне Агул, тоже проходил подготовку в Канске. В свое время рассказывал, как бегали с деревянными винтовками, кололи штыками специальные чучела. Конечно, и стрельбы бывали, но вообще, боевых винтовок даже на фронте порой не хватало (хотя чтобы в порядке нормы выдавали перед боем один «ствол» на троих – мифическое преувеличение). Впрочем, Иллариона Федоровича особо учить стрелять не требовалось. Сибирский мужик 38 лет от роду, заядлый охотник родом из таежной глубинки...

Он попал в роту автоматчиков. На его долю выпали страшные бои под Ленинградом. Вместе с ним там был ирбеец Алексей Немцев. Его сын Анатолий со слов отца рассказывал Александру Ксензову, как было дело. Угодили в окружение, прорывались с боями. Алексей Андреевич получил тяжелейшее ранение, вражеская пуля практически вырвала лопатку. Но выжил. С марта по май 1942 пролежал в госпитале, после чего комиссовали. Иллариону Федоровичу еще до того, 23 января, когда пробирались через минное поле, от близкого разрыва распороло живот. Его пришлось оставить в зимнем лесу.

Вскоре семья читала скупые строки «похоронки»: «Ваш кр-ец Ксензов Илларион Федорович, уроженец Красноярский край, Ирбейский район, с. Ирбей, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество – был убит. Похоронен в лесу запад. с. «Спасская Полесть» Ленинградской области». Текст извещения о гибели красноармейца известен доподлинно, копия документа тоже хранится в семье Ксензовых.

Однако младший сын долго не верил, что отец погиб, надеялся и верил в чудо. Действительно, ведь вернулся домой ирбейский фронтовик Максим Бурмакин через несколько дней после «похоронки», о чем пишет Антон Боос в книге по истории Ирбейского района, которая должна выйти в свет нынче в мае. Правда, Александр Ксензов про этот случай не знал и вообще о возвращении считавшихся покойными ирбейцев не слышал. Но о подобных фактах тогда говорили и писали по всей стране. Но время шло. Утром 9 мая 1945 года юный Саша шел в школу и удивлялся непривычной тишине вокруг. В школе почему-то никого. Потом встретились одноклассники с криками: «Победа! Не учимся сегодня! Все, война кончилась!» Сейчас пожилой мужчина не помнит, как праздновали. Запомнилось только, как ясным весенним днем шел домой, и душа пела ярче цветущей природы.

С тех пор День Победы для него – священный праздник. Никогда не забыть, какой ценой достался. Погибли на войне родной дядя Степан Ксензов, двоюродный брат Петр Солодкий... Отца все еще подспудно ждал, ведь возвращались бойцы, попавшие в плен и освобожденные американцами на западе Германии. Лишь когда Александр Илларионович сам обзавелся семьей, тихо угасла светлая надежда на чудо. Потом его сын ездил в Ленинградскую область, искал могилу деда, но имени его на местах захоронений так и не нашел.

Зато дома у Александра Ксензова в строгом порядке фотографии Иллариона Федоровича, документы. Вырезка из «Ирбейской правды» от 12 декабря 2014 года, где рассказывается о мерах социальной поддержки детям защитников Отечества, погибшим в годы войны. Фронтовик по сей день поддерживает родных в виде предоставляемых льгот. Впрочем, материальную помощь сын воспринимает лишь как дань памяти государства о ветеране. В семье же память о нем просто свята.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.