Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн

Что нам стоит дом построить

10 ноября 2017
3

Камиль Азимов: «В строительстве главное – чтобы самому нравился результат труда. Тогда и заказчик будет доволен»

Старые знакомые

В Ирбее эту таджикскую бригаду хорошо знают. Отношение к гостям не всегда однозначное, иногда можно услышать и недовольство – понаехали тут, работу перехватывают. Это, в основном, от потенциальных конкурентов, причем, не самых добросовестных или умелых. Хорошие русские бригады, не знающие недостатка в заказах и качественно их выполняющие, обычно так не говорят, уважают мастеровитых коллег. А уж от заказчиков, имевших с таджиками дело, идут только положительные отзывы. Все сделают оперативно, подгонять не нужно. Точно не напьются, что немаловажно. И главное, к качеству – никаких претензий. Об этом могу с уверенностью сказать и из собственного опыта, несколько лет назад они строили у нас баню и гараж.

Так что, отправившись работать в рамках редакционной акции «Журналист меняет профессию», я встретил старых знакомых. В первую очередь, бригадира по имени Камиль. В документах он значится как Комил Худойбердиевич Азимов, но сам не возражает против более удобного для русскоязычной традиции смягченного варианта. Точно так же одного из его племянников в бригаде зовут Илхом Шодибоевич Хакимов, но ирбейцы привыкли называть его Илья или Ильяс.

Всего в бригаде шесть человек. Можно сказать, действует семейный подряд – Камиль (разрешите называть его, как привык, он на это дал добро), его племянники и сын. Заказов у работников хватало, им пришлось разделиться. Двое трудились в Ирбее, двое – в Латныцево. Сам бригадир с племянником Хисниддином Хакимовым работал в Изумрудном, куда я и прибыл.

Национальный колорит

Сходу включиться в работу мне не пришлось. Настало время обеда, и работники сели подкрепиться, пригласив меня за стол. Приправленные специями вкусные рожки с курицей. Отметили, что недавно прикупили баранины, будет разнообразие с национальным колоритом. Пищу они обычно берут с собой. Иногда кормят заказчики, но не всегда у них бывает время и желание готовить. К тому же, есть нюанс. Помнится, когда работали у нас, мама сразу решила, что негоже труженикам есть всухомятку. От супа с мясной косточкой, не говоря о жареной на сале картошке, строители отказались. Попросили, чтобы в блюдах ни в каком виде не присутствовала свинина – мусульманская вера не позволяет ее вкушать. Дальше полноценным обедам были только рады, искренне благодарили за заботу.

Впрочем, что еще запомнилось – подолгу за столом не засиживались. Отдых будет зимой дома, а сюда приехали работать. Вперед! Правда, быстрота быстротой, но не в ущерб качеству, на это времени не жалеют. На очередном объекте возвели пристройку, дальше занялись отделкой не только в новых помещениях, но и во всем доме. Переделывая пол, целый день потратили, чтобы идеально ровно вывести балки. К старым стенам привязываться всегда сложнее, чем когда сам строишь с нуля. Теперь прибивали доски – тоже не новые. Моя первая задача заключалась в малом – выдергивать гвозди. К подобным азам всякий деревенский житель привычен. Но Камиль не уставал напоминать, чтобы я был осторожен, не проколол ногу. Безопасность прежде всего. Готовые доски он уносил Хусниддину, который их прибивал. Мое внимание сразу привлек необычный инструмент в руках таджикского строителя. Три в одном: молотковая ударная поверхность, с другой стороны металл, изгибаясь и расширяясь, переходит в острие, можно что-то подтесать, как топором. И в лезвии – отверстие особой формы, чтобы при нужде продеть шляпку гвоздя, заклинить и выдернуть.

– Это еще дедовский инструмент, и дальше послужит, – отметил Камиль. – Называется теша, старики у нас такими могли из дерева грецкого ореха расчески делать, пила требовалась, только чтобы зубья прорезать.

У каждого народа есть свои умельцы, которыми гордятся. Русские мужики тоже с простым топоры умели творить чудеса. Теша же и впрямь удобный инструмент. Я попробовал ею забивать гвозди – баланс немного непривычный, но приспосабливаешься быстро. А уж как ловко колотил Хусниддин!

Качество – для себя

Вообще, во всех действиях таджиков чувствовалась недюжинная сноровка. Друг друга понимали с полуслова. Что интересно, между собой они общались, в основном, на своем языке, но и я хорошо понимал, о чем идет речь. Из-за неровности старой доски один ее край не прижимается плотно к остальному полу? Разрезать ее посередине, тогда подгонится. Руками не всегда хватает силы, чтобы придавить, как следует, а для гвоздодера нет упора. Нужно чиркнуть бензопилой по балке. Совсем чуть-чуть, на прочности бруса не скажется, зато плоская часть инструмента легко войдет в разрез – вот тебе рычаг. Пол получался ровный и без щелей. И удалось обойтись без лишних трат на пиломатериал.

– Я хотел и еще кое-какие вещи сделать из старого материала, но тут уж строители отказались, – пояснил позже заказчик Константин Деревенько. – Не из-за трудностей, сказали: «Получится криво, а криво мы не умеем». Я им доверяю, сотрудничаем уже третий год подряд, и никаких нареканий.

Специального образования таджикский бригадир не получал. Вообще, за плечами у него только школа еще советских лет. О тех временах он вспоминает без неприязни, подчас с ностальгией – жили в одной большой дружной стране. Продолжить учебу помешала война, пришедшая с перестройкой и развалом СССР. Учился строительному делу на практике, в том числе с 2000 года – в Красноярске. В дальнейшем щедро делился опытом с молодыми родственниками, с которыми сейчас и работает.

– Если душа к этому лежит – научишься строить, – выразил свое мнение Камиль. – Тут главное – чтобы самому результат нравился, смотрел на него и получал удовлетворение. Никаких «ладно, и так сойдет»! Тогда и заказчик будет доволен.

Вторая Родина

И действительно, заказчиков, недовольных работой этой бригады, встречать не приходилось. Поэтому и в заказах нет недостатка.

– Иногда даже вынуждены отказывать, – посетовал бригадир. – Как же трудно бывает говорить «нет», всем хотелось бы пойти навстречу. Тем более, с ирбейскими людьми очень хорошие отношения, большое спасибо за теплоту и гостеприимство. За годы работы многих здесь узнали. Куда-то идешь – остановятся, подвезут. Просто при встрече всегда добрым словом перекинемся. Для меня Ирбей уже стал как вторая Родина.

Особую благодарность Камиль выражал Александру Арнольду и его семье – именно с их подачи строители впервые оказались в нашем районе восемь лет назад. Ирбеец увидел, как работают таджики в Красноярске. Пригласил потрудиться. За 45 дней Камиль с одним из племянников выстроил ему дом, потом занимались в нем отделкой. Вообще, с тех пор каждый год приезжают в наши края, трудятся с ранней весны до поздней осени. С теплотой отзываются о Валентине Генингер, которая сдает им жилплощадь на время проживания здесь. Не в восторге от бюрократических процедур, обязательных для мигрантов, но и не ропщут – порядок есть порядок.

– Главное – работы хватает, – заметил Камиль. – В частном секторе по району в последнее время много чего строится. Только мы возвели уже десятка два домов, а надворные постройки и ремонты просто не считали. И кроме нас еще трудится много местных строителей. Всех коллег хочется поздравить с минувшим профессиональным праздником.

Бог в помощь

А работа шла своим чередом. Когда закончили с полом, стандартный рабочий день был уже позади, только строители и не думали останавливаться. Завершить в семь вечера для них считается расслаблением, почти выходным. Полных дней отдыха за сезон вообще по пальцам пересчитать. Принялись делать стену-перегородку. Приятно было наблюдать за отработанными многолетней практикой действиями профессионалов. Быстро нанесли разметку, каждый параметр выводя уровнем. Установили направляющие, взялись резать болгаркой и прикручивать металлические профили. Тут и моя помощь оказалась уместной, не просто формальностью для сбора материала. Временами одному из работников приходилось отлучиться – например, вырезать деревянную основу, чтобы усилить жесткость профиля, где требовалось. Другой в это время не оставался один. Надо сказать, когда к строителю присоединяется помощник, дело ускоряется даже не вдвое – втрое, если не вчетверо. Что-то придержать, что-то подать... Прикрутив саморезы с одной стороны, не нужно переходить на другую, да еще и прыгать с табурета вниз и обратно подниматься, если дело на верхнем уровне. Достаточно просто передать напарнику шуруповерт. Лишние телодвижения – вроде, мелочь, но отнимают уйму времени. Вскоре «скелет» стены был готов, в ход пошли листы гипсокартона.

Вскоре мы с удовлетворением смотрели на появившуюся на пустом месте перегородку. И я с особой ясностью понимал Камиля – в том плане, как приятно видеть результаты хорошо сделанной работы. Созидание вообще не может не радовать.

– Когда Бог смотрит на жизнь людей, сначала он видит крыши, – отметил в заключение таджикский бригадир. – Разных форм и расцветок, покрытых разными материалами. А человек – творец всего этого. Так что строитель, можно сказать, второй после Всевышнего.

И неважно, какому Богу человек молится, Господь един – к такому пришли выводу. Когда прощались, Хусниддин, благожелательно пожимая руку, сказал несколько слов на своем языке. Что именно, я не понял, разобрал только слово «Аллах». Очевидно, призывал для меня благословение. От души – спасибо! И вас храни Господь, и в жизни, и в таком важном и нужном труде.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.