Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Ирбейское
10 мая, пн

Черная быль Чернобыля

24 мая 2018
3

День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф, отмечаемый 26 апреля, является днем памяти о самой страшной техногенной катастрофе. Беспримерен героизм пожарных, эксплуатационного персонала Чернобыльской АЭС, военнослужащих, строителей, ученых, медиков, принимавших участие в ликвидации последствий взрыва реактора на атомной электростанции. К ликвидации аварии были привлечены более 800 тысяч граждан Советского Союза, в том числе и наш земляк из Каменки Андрей ПОЛЯКОВ.

Ночная тревога

Родился Андрей Васильевич в 1965 году в Красноярске, где и прошло его детство. После окончания школы поступил в политехнический техникум, в котором получил специальность электрика. По распределению отправили работать в Лесосибирск на канифольный завод, где он работал электриком на протяжении года, а в апреле 1985 года Андрея Полякова призвали в армию. Служил он в 259 отдельном механизированном полку гражданской обороны специального назначения в Белоруссии, охранял мобильные комплексы ПВО, прикрывавшие Минск.

Когда в 1986 году прогремел взрыв на Чернобыльской АЭС, Андрей Поляков уже отслужил половину положенного срока. Тревогу в части объявили в ночь с 28 на 29 апреля, сообщили, что взорвался реактор и нужно ликвидировать последствия. В середине следующего дня уже начали снимать технику с запаса и отправлять первые колонны на место аварии. Полностью часть перебазировалась туда через три дня, 1 мая. В сам Чернобыль никого не пускали, поэтому полк расположился в 60 километрах от него, под городом Брагиным, где была дислокация части. В чистом поле за три месяца они отстроили военный городок, где и расположились. На работу ездили в Чернобыль. Полковую технику – моющие и пожарные машины, тяжелые бульдозеры, экскаваторы, на которых производили ликвидацию аварии, своим ходом и на тралах доставляли из-под Брагина в Чернобыль.

«Дорожки», «лужи» и «могильники»

Когда военные прибыли на место, пожар в поврежденном блоке электростанции уже был потушен. Основная специальность Андрея Полякова – автоэлектрик- аккумуляторщик, поэтому его работа заключалась в ремонте специальной техники. Вся электрика на тяжелых машинах, экскаваторах, кранах, бульдозерах была в его ведомстве. Что невозможно наладить на месте – притаскивали в военный городок и там производили ремонт. Службу молодой электрик нес на ПАРМе (передвижной армейской ремонтной машину), в ее будке находилась мастерская – станки токарные и фрезерные, прочее оборудование для ремонта.

Для Андрея Полякова начались суровые будни ликвидатора – так называли участвовавших в устранении последствий аварии на АЭС. Во время взрыва реактора произошел выброс в атмосферу огромного количества радиоактивных веществ, заразивших огромную территорию. Чтобы защититься от пагубного воздействия радиации, ликвидаторы оснащались специальными защитными костюмами, противогазами, переносными дозиметрами, которые носили, повесив на шею. Радиация была кругом, но к тому времени, когда начались ликвидационные работы, первый, самый мощный выброс радиационного излучения уже иссяк, и в воздухе такой концентрации его уже не было, радиация на землю оседала. Те места, где она скапливалась, ликвидаторы называли «лужами» – в одном месте излучение может быть, а в пятидесяти метрах уже нет его. Зараженную территорию постоянно контролировали – ходили с приборами, изучали, где имеются радиационные «лужи». Безопасные места – «дорожки», по которым можно ходить, обозначали знаками, которые указывали, где можно находиться только в спецзащите, а где – в менее защищенном виде. Иной раз бывало, особенно в первое время, пока еще систему дозиметрии не отработали, ликвидаторы попадали в «лужи». Самое опасное, что места концентрации радиации не были постоянными – сегодня ее здесь нет, а завтра приборы зашкаливают, где-то случайно наступил ботинком – прицепилась к ногам, таскается за тобой. Радиация – такая вещь, которую ни унюхать, ни пощупать, ни увидеть нельзя. Да и физически она не ощущается, по крайней мере, первое время. Потом, естественно, по мере накопления радиации состояние здоровья ухудшается, поэтому ликвидаторы всегда находились под контролем медиков.

Техника, приходившая на ремонт из Чернобыля, проверялась на радиацию и мылась, только потом приступали к ремонту.

– Машины обрабатывались специальным раствором, но промыть все нереально – мыли сверху, но ведь лазишь везде, и внутри, и снизу, где есть проводка, электрика. На 100% ничего нельзя обработать, это просто невозможно, – рассказывает Андрей Поляков. – Конечно, работали в защитных костюмах, но в тех перчатках не то что болтик закрутить – гаечный ключ на 42 держать неудобно. А ведь работать приходилось с тонкими проводами, клеммами. Поэтому по локоть обрезали костюмы и работали голыми руками. Иначе ведь никак, а работу никто не отменял – приказ есть приказ.

Кроме ремонта техники Андрею Полякову приходилось участвовать и в других работах. Выезжал в Брагин, там ликвидаторы мыли город, также еще две деревни мыли полностью – дома, машины, почву поливали специальным составом. Слой почвы 15-20 сантиметров местами снимали, где фон большой – вывозили за город, копали «могильники» – бульдозер рыл траншею четыре-пять метров, туда все сваливали, сверху закрывали пленкой и грунтом засыпали. В таких же «могильниках» хоронили и выработавшую и зараженную технику, заливая специальной смесью, чтобы потом ее использовать нельзя было.

Вот и приходилось подвергаться воздействию радиации – молодого ликвидатора дважды вывозили в госпиталь для лечения на две недели. Проверяли состояние здоровья по крови, каждые два дня ее сдавать приходилось. При этом – усиленное питание, отдых. Если организм восстанавливается, то отправляли назад – в «зону».

Двухминутные герои

Тем временем срок службы Андрея Полякова подошел к концу. Последствия аварии ликвидировали, часть, в которой он служил, там же на месте расформировали. После демобилизации наш герой вернулся на родину, работал на заводе, а в 1989 году в качестве молодого специалиста переводом был направлен в Ирбейский район, где живет вся его родня. Сейчас жизнь Андрея Полякова течет спокойно, как у всех – семья дети, хозяйство.

– Ликвидатором, я, по сути, не был, просто служил срочную там, – говорит Андрей Васильевич. – Тем, кого призывали с гражданки, впоследствии выдавали документы ликвидаторов, а срочникам нет. Отслужили – и домой. Героем себя не считаю. Были люди, которые бегали на сам реактор, и из нашей части их брали – вот это герои! В основном – пожарники, которые принимали участие в ликвидации непосредственно на реакторе. Тысячи людей там побывали, а живы ли они теперь, никто, наверное, по сей день не знает. У нас тогда говорили: «Две минуты – и домой!» Кто геройствовал больше двух минут – тот на кладбище. Побежал – сделал, что тебе определили, и назад. На все про все – две минуты. Подвергаться воздействию радиации на протяжении большего времени было смертельно опасно. Мощный поток там шел. Но я там не был. Был на самой станции, был на третьем блоке, на Припяти, но на четвертом реакторе не был. Нас туда и не посылали, узкопрофильных специалистов взводов не направляли в пекло – берегли. Потом где взять, кто работать будет?»

Сейчас, когда с момента аварии на Чернобыльской АЭС прошло уже более тридцати лет, Андрей Поляков о своей службе вспоминает редко, только в разговорах с такими же ликвидаторами. А так как-то старается память не бередить, потому что ничего хорошего, что происходило в Чернобыле, не вспоминается.

Редакция

Картина дня

Работа длинной в полвека

Когда смотришь трудовую книжку Марии СТЕПИНОЙ, невольно проникаешься уважением к этому человеку – 41 год трудового стажа!

Вся жизнь в труде

Большинству из нас сложно представить, как можно браться за любую работу с малых лет и не жаловаться на тяготы. А детям, родившимся незадолго до войны, пришлось взвалить на свои плечи многое.

Небесный щит страны

Во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Это праздник людей, защищающих страну от атак с воздуха.