Меню
12+

Сайт газеты «Ирбейская правда». ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г.

01.06.2018 16:20 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Ключи к звериным душам

Автор: Сергей СЕЛИГЕЕВ, фото автора
корреспондент

Отдавайте вашу кровь – будете здоровы

Животное не может рассказать человеку о своих болячках. А ветеринар, в свою очередь, проводя процедуры, не может объяснить бессловесному пациенту, когда нужно немного потерпеть, постоять смирно ради его же блага. Поэтому с одной стороны скотину необходимо очень тонко чувствовать. С другой же – отбросить сантименты, действовать сильно и жестко. В таком двойственном свете увидел наш корреспондент труд сельский «Айболитов», побывав с ними на заборе крови у животных для исследований.

И быка остановят

Животных на подворьях в последние годы стало мало. Зато условия их содержания и требования к продукции все ужесточаются. Так что работа у ветеринаров легче не становится. За хозяевами и их скотом порой чуть ли не побегать приходится. Забор крови стал уже практически традиционным, производится дважды в год примерно в одно и то же время. Нынче еще заранее в нашей газете размещали объявление, указывая, где в какой день будут работать.

– Вчера должны были в Изумрудном кровь брать, – пояснила фельдшер Ирбейского отдела ветеринарии Елена Вышедко. – Почти никого дома не застали, хозяева животных в стадо выпустили.

Сейчас сельчанам не нужно никуда водить свой скот на процедуры, ветеринары сами ходят по усадьбам. И, если все сделать вовремя, кровь потом увозят в лабораторию на исследование – совершенно бесплатное. Кто не успел... Если потом съездят за ветеринарами, взять биоматериал они, конечно, помогут, но везти его в Заозерный придется самим плюс за исследование заплатить. У нас-то в Ирбее лабораторию закрыли. Так что лучше проходить процедуру в назначенное время вместе со всеми. Дело ведь недолгое, это не былые времена, когда в Изумрудном насчитывалось под 150 крупных «рогатиков». Работа на весь день, если еще управишься за один. Сейчас всего 25 голов вместе с молодняком.

Собственно, из-за малого поголовья в поселке не так давно закрыли ветпункт, которым Елена Петровна раньше заведовала. Впрочем, всю привычную работу с животными она по-прежнему выполняет в полном объеме. Как это происходит, удалось увидеть в Малом Ирбее. Здесь скот имеется лишь в трех дворах. Мужиков поблизости не нашлось, так что держать животных женщины-хозяйки, скооперировавшись, взялись сами. Вот уж действительно, коня на скаку остановят, и быка тоже. Правда, я, хоть и не успел переодеться по-сельскохозяйственному, не мог остаться в стороне. Голову очередной корове Елена Неживая и Ольга Яшнова зафиксировали сами: веревкой за рога, пальцами за ноздри. Меня попросили прижать корпус животного к стене. Если почувствует простор, совсем забрыкает.

Она и без того в любой момент может дернуться. Любой практикующий ветеринар не понаслышке знает силу ударов копыт и рогов. Поэтому Елена Вышедко действует аккуратно, но ловко и уверенно. Слегка перетягивает шею жгутом, нащупывает проявившуюся яремную вену и вонзает в нее иглу. Получается практически удар, движение сильное, быстрое и точное, нежным прикосновением коровью шкуру не пробить. Кровь из иглы струится фонтанчиком. Санитарка Светлана Васькова подает пробирку. Набирать кровь нужно не абы как, по стеночке сосуда, чтобы жидкость не запузырилась, не вспенилась. Впору посмеяться – словно пиво в бокал. Но пока шутки неуместны, дело серьезное. Санитарка помещает пробирку в отведенную нишу, тщательно записывает данные животного – кому принадлежит, пол, возраст, окраска. А фельдшер, отправив «кровяную» иглу в тару отработанных инструментов (потом в ветотделе простерилизуют), вооружается шприцем. Еще один укольчик в шею тоненькой иголочкой – проверить реакцию на туберкулез.

– Если здесь под кожей будет бугорок величиной с горошину, все в порядке, – говорит Елена Вышедко. – Если раздуется до размеров грецкого ореха – бегом к нам!

Кроме крупного рогатого скота выборочно брали кровь и у барашков. Этих держать полегче, но брыкаться они тоже горазды. У одной женщины рог в руке остался. Не весь, конечно, только стакан – грубый верхний покров. Ветеринар успокоила – ничего страшного, такой сброс – естественный природный процесс.

«Почти 150 голов скота пропустили за день через забор крови ирбейские ветеринары у предпринимателей Вершковых.»

Лечить как людей

В тот же день должны были поработать в микрорайоне Ирбея на горе, но не удалось – не застали дома не только коров, но и хозяев. На следующий день работа по плану продолжилась в Нагорной. Выпала смена другого фельдшера – опытнейшей Ольги Великовской. Пришла после Рыбинского сельхозтехникума в ирбейскую ветеринарию 37 лет назад. И сразу столкнулась с эпидемией эмкара – страшного инфекционного заболевания животных, в основном – крупного рогатого скота.

Как сейчас помнит, отправились по вызову в Успенку по бездорожью, только на «Кировце» и смогли туда проехать. Там содержались 400 бычков и нетелей Тальского совхоза. Где идет, там и падает – на лужайке, под забором, на дороге, в поле... Кругом лежали трупы, сначала десятки, потом и сотни. Сбрасывали их в старые колодцы, запечатывали – вроде биотермических ям получалось. По-другому никак, разве что сжигать. Если симптомы проявились, вздулись уже мышцы, можно на животном ставить крест. Болезнь неизлечимая, помочь может только вакцинация. Двое суток работали, ставили прививки тем, что еще не заразились. До сих пор у Ольги Петровны перед глазами этот ужас, словно картины коровьего холокоста, особенно жуткого на контрасте с токующими на таежных полянах глухарями, которые на фоне разгула смерти радовались приходу весны. Так что ветеринар наглядно представляет важность прививок и исследований крови скота. Жаль, до хозяев не всегда удается это донести.

В Нагорной, правда, люди оказались достаточно активны. И мужчины находились, чтобы держать коров. Правда, не все умели это делать, порой фельдшеру приходилось показывать, как привязывать животное, как его держать. Вспоминала, какие раньше бывали скотники, так возьмут – ни одна скотина не забалует. Теперь скота на подворьях все меньше, и сноровка у хозяев далеко не та. Но ветеринар справлялась. Хоть некоторые животные брыкались то и дело, когда она резко вонзала в вену иглу, оглашали окрестности утробным ревом. Чего это они, так больно?

– Нет, не больно, – ответила Ольга Петровна. – Их запах крови тревожит, не переносят его.

Ей согласно вторил один из держальщиков, рассказывая, как умер один нагорновец, упал где-то с лошади. И долго не могли его найти, всю округу прочесали – глухо. Зато коровы в стаде нашли мгновенно, рев подняли. Действительно, очень чуткие на такие вещи. А вот цвет крови им без разницы. Красная тряпка на быка – это миф. Пусть хоть серо-буро-малиновая, у них черно-белое зрение. Раздражать могут движения тряпки.

Знают ветеринары животных, не отнимешь. Ольге Петровне, как и Елене Вышедко накануне, хватало одного взгляда, чтобы определить, когда животное, например, беспокоят паразиты. Стоит сделать уколы, но с оглядкой – после некоторых препаратов молоко коров временно нельзя употреблять. С самими лекарствами для животных сейчас напряженка. В районе не осталось ни одно ветеринарной аптеки, никто не получил лицензию. Иногда наши «айболиты» выходят из положения, используя сходные человеческие препараты, которые можно купить в обычной аптеке. Но часто хозяевам скота приходится ехать за лекарствами в Заозерный или Канск.

Работа шла своим чередом. Санитарка Екатерина Жеребцова одну за другой принимала пробирки с кровью, записывая данные животных. Пока допускается по старинке, указывая возраст и окрас. Однако недавно в отдел наш ветеринарии завезли более двух тысяч бирок, затратив на них 30 тысяч рублей. Теперь и весь частный скот будут метить. И впрямь, требования становятся все строже. Обычно это оправданно. Кто не исследовал свой скот и поставил прививки, никогда не получит предубойную справку. И молоко официально не продаст. Кто торгует «подпольно», по соседям, стоит подумать о здоровье покупателей, заодно своем и родных. Некоторые заболевания животных, как лейкоз и бруцеллез, передаются людям.

«Животные будут здоровы, а с ними и люди – ведь получат чистую продукцию. В этом главная заслуга сельских ветеринаров»

Тяжелый труд

По-настоящему проникнуться, как тяжел труд ветеринаров, удалось у предпринимателя Андрея Вершкова. Того самого, что получил сельскохозяйственный грант в 8,6 миллиона рублей и закупил около 200 крупных «рогатиков» мясной направленности. Точнее, скот записан на его сына Сергея, который, к радости отца, не остался в городе после учебы, вернулся на родину, теперь вместе занимаются предпринимательством. В работе с животными пока новички, Андрей Васильевич больше ориентировался на лесопереработку, но быстро набираются опыта. Забор крови пару раз приходилось откладывать, пока, по указаниям ветеринаров, не сделали специальный станок, чтобы проще было держать.

Сами специалисты ветотдела на дело поехали втроем – врач Елена Зезюлина, фельдшер Ольга Великовская и санитарка Галина Соловьева. А работников у предпринимателей задействовали с десяток. Ведь даже загнать скот в станок оказывалось целой проблемой, это не домашние и ручные. Упорно не хотели идти к быстро пропахшему кровью месту «экзекуции», в толкучке немало надавали парням тумаков своими копытами. Да и в станке брыкались так, что кто держал, тоже то и дело попадали под раздачу. Тем более, большинство животных комолые, вязать их сложнее. Благо, держатели оказались сноровистые. Один накидывал веревку на шею, другой прижимал телячью голову к ограждению, третий – держал за ноздри. Для ноздрей существуют специальные щипцы, но их с собой не захватили. Справлялись пальцами, которые, если долго держать просто отваливаются. Сам попробовал, могу оценить.

Специалисты же ветотдела работали в привычном ритме, к любым трудностям приноравливаясь мгновенно. Шкура у нетелей мясной породы толстая, порой иглы гнулись. Но в опытных руках все равно добирались до вен. Для исследований на туберкулез препарат вводили инъектором – вроде пистолета. Ножницами оголяешь участок кожи от шерсти, потом перезаряжаешь, переламывая ствол аппарата, прикладываешь дуло, щелк – и готово. Санитарка только успевала подавать врачу и фельдшеру инструменты, раскладывать пробирки с кровью и записывать номера с бирок в коровьих ушах. С восьми утра до семи вечера пропустили через процедуру почти 150 голов. Животные будут здоровы, а с ними и люди – ведь получат чистую продукцию. В этом главная заслуга сельских ветеринаров. Хотя для них самих самочувствие скота едва ли не первом месте. Действуют порой жестко, но к бессловесным пациентам относятся трепетно. Черствых людей среди ветеринаров не водится.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

41