Меню
12+

Сайт газеты «Ирбейская правда». ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г.

12.09.2019 11:42 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В Москве основан первый приют

Манифест об учреждении Императорского воспитательного дома в Москве «общим подаянием» был обнародован 1 (12) сентября 1763 года. Его торжественное открытие, сопровождаемое крестным ходом, произошло 21 апреля 1764 года. Первые принятые в Дом младенцы, которых политкорректно именовали «несчастнорожденными», получили имена Екатерина и Павел.

Основателем Воспитательного дома стал Иван Иванович Бецкой (1704-1795). Он родился в знатной семье Ивана Трубецкого, однако, будучи незаконнорожденным сыном, всю жизнь носил только окончание этой фамилии «-бецкой». Иван Иванович получил прекрасное образование, служил в кавалерии, откуда ушел после ранения. Много путешествовал по Европе, был другом матери Екатерины II принцессы Иоганны.

При Петре III Бецкой возглавлял канцелярию строений домов и садов. Уже при Екатерине он руководил созданием и установкой памятника Петру I – «Медного всадника», решеток Летнего сада и многим другим. Кроме того, Академия художеств также была под его руководством. Иван Бецкой занимался реформированием учебных заведений в духе французского просветительства, участвовал в создании Смольного и Екатерининского институтов благородных девиц. Бецкой большое внимание уделял и проблеме поддержки сирот и незаконнорожденных.

В России традиционно заботу о таких детях брала на себя церковь, о чем свидетельствует открытие в 1706 году Митрополитом Иовом первого приюта для таких детей при Холмово-Успенском монастыре. В 1714 году в Петербурге появилась богадельня для подкидышей и беспризорников. Иван Иванович же хотел построить это дело на основе просвещения.

По статусу основанный им Воспитательный дом считался государственными находилось под покровительством императрицы. Герб дома изображал пеликана, который по легенде кормил своих птенцов собственной плотью, а надпись на гербе гласила: «Себя не жалея, питает птенцов». Учреждение получило и некоторые налоговые и финансовые привилегии.

Управление им осуществлялось опекунами и попечителями. Главным попечителем, как вы поняли, был Иван Бецкой, направлявший всю деятельность дома. Он смог собрать вокруг себя большой круг единомышленников, при его участии директором Воспитательного дома стал Герард Миллер, а одним из попечителей – сам Дени Дидро.

Воспитательный дом существовал в основном на пожертвования, которых требовалось немало. Сам Бецкой вносил в кассу крупные суммы денег. Императрица Екатерина взяла на себя обеспечение учреждения провиантом, многие представители царской фамилии и аристократии жертвовали значительные средства. После обращения Синода, пожертвования потекли со всей страны, даже из-за границы. Стоит отметить, что жертвовали не только деньги. Воспитательному дому был подарен прекрасный кабинет истории, из Академии художеств и Кремлевского двора присылали книги, предметы искусства и иконы.

Еще одной статьей доходов стала прибыль от принадлежащих дому мельниц, кузниц, харчевен, сдаваемых в аренду и прочего другого.

Само же здание Воспитательного дома было построено в Васильевском саду на берегу Москвы-реки недалеко от Кремля.

Большой проблемой дома стала детская смертность. Большинство детей, поступавших в него, были слабыми, им не хватало грудного молока, а из-за большого числа детей возникала скученность.

В дом привлекали кормилиц, которым платилось хорошее жалование, были заведены коровы, козы, которых содержали на собственные средства. Немного позже была организована молочная ферма у Дорогомиловской заставы, коров для которой закупали в Голландии.

Не менее важной проблемой стали эпидемии. С 1768 года, после введения в России оспо- и корепрививания, всем воспитанникам стали прививать оспу.

При доме работал и родильный госпиталь, называвшийся «секретным», так как дети, рождавшиеся там, как правило, были незаконнорожденными, а матери скрывали свои имена. Новорожденный, оставленный матерью, попадал в грудное отделение, а сами женщины получали документ с указанием времени поступления, именем ребенка и его регистрационным номером.

Некоторых детей отдавали в крестьянские семьи на вскармливание. Все это время за ними следили уполномоченные Опекунским советом чиновники. В двух-трехлетнем возрасте детей привозили обратно, чтобы привить оспу. А уже с шести лет начиналось обучение грамоте и ремеслам.

Все воспитанники, вне зависимости от происхождения, считались вольными, Бецкой лично следил, чтобы дети, переданные на воспитание в деревню, не становились крепостными.

Прием детей в Воспитательный дом должен был осуществляться анонимно, причем принимали детей как законных, так и незаконных, как по сиротству, так и по бедности и болезни родителей. Приносящий ребенка не обязан был объявлять себя, и мог, по желанию, сообщить сведения о крещении и имени младенца. Если же информации о крещении не поступало, ребенка крестили и заносили в специальную регистрационную книгу, после чего его поручали кормилице.

Дети, воспитывающиеся в крестьянских семьях, обучались грамоте и арифметике. В случае болезни их привозили в Воспитательный дом. Усыновлять воспитанников могли лишь бездетные государственные крестьяне, имевшие свидетельство о хорошем поведении и способные содержать ребенка. При появлении же родных детей, приемный ребенок сохранял с ними равные права.

Детей, возвращенных в дом для обучения ремеслам, с восьми лет отдавали на воспитание мастерам – мальчиков на 16, девочек на 12 лет. Воспитанники дома становились лесоводами, фельдшерами, садоводами, получали технические специальности.

Кроме того, при учреждении было открыто ремесленное училище с шестилетним сроком обучения, где преподавали алгебру, тригонометрию, практическую механику, физику, химию и черчение.

После обучения шли три года практики, после чего выпускники получали аттестаты ученых мастеров, мастеров и подмастерий.

В 1868 году училище получило статус высшего технического учебного заведения. Сегодня оно называется Московский государственный технический университет.

Среди воспитанников всегда были те, кто выделялся особыми способностями к наукам и искусствам. Это позволяло после выпуска из дома стать домашними учителями, бухгалтерами. Те же, кто был более способен к наукам, поступали в университеты и Медико-хирургическую академию.

В самом же доме были учреждены мужской и женский институты для воспитания и образования сирот чиновников и военнослужащих. Со временем мужской институт стал Сиротским кадетским корпусом, а женский – Александринским, а затем Николаевским сиротским институтом, где готовили домашних учительниц, получавших диплом Московского университета, и учительниц с правом преподавания в гимназии.

Очень полезно было то, что те воспитанники дома, кто уже начал работать, еще шесть лет получали пособия от Воспитательного дома. Они не боялись в первое время потерять работу, заболеть или оказаться на пороге одинокой старости. Бывшие воспитанники могли вернуться в дом, где им полагалась отдельная комната и содержание.

По инициативе Ивана Бецкого в 1770 году был открыт Петербургский воспитательный дом. Имевший такие же функции, как и в Москве. За свою деятельность Бецкой был произведен в действительного статского советника и награжден медалью «За любовь к отечеству».

В 1797 году император Павел I передал управление всеми благотворительными учреждениями императрице Марии Федоровне. В 1837 году почти все помещения Воспитательного дома занял Николаевский институт для штаб- и обер-офицерских сирот. После Октябрьской революции он был упразднен и его место занял Дом труда. С 1922 по 1962 год здесь находился НИИ педиатрии, затем вся территория отошла Академии ракетных войск стратегического назначения, которая была выведена оттуда лишь в 2016 году.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2