Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

17.12.2019 11:13 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Взята крепость Очаков

Штурм одной из самых неприступных крепостей, крепости Очаков, в декабре 1788 года ознаменовал окончательный захват земель Северного Причерноморья и присоединение их к территории Российской империи. Этот кровопролитный штурм стал переломным моментом в ходе Русско-турецкой войны.

В ходе русско-турецкой войны, начавшейся 13 (24) августа 1787 года, военные действия велись одновременно на двух фронтах – в Крыму и на Северном Кавказе. Сражение за крепость Очаков, обеспечивавшей контроль над Днепровским лиманом, стало одним из важнейших в этой войне.

К 1788 году крепость Очаков и близлежащие территории остались одним из ключевых и опорных пунктов Османской империи в северной части Черного моря. Турецкий контроль этого участка суши сильно мешал корабельной эскадре Черноморского флота и гребной флотилии Российской империи, базирующихся у Глубокой пристани. Кроме того, совсем недалеко, в Херсоне располагались судостроительные верфи. А на Кинбурнской косе располагалась русская крепость под командованием Александра Суворова.

В мае 1788 года более пятидесяти тысяч человек из Екатеринославской армии переправились через реку Буг и стали продвигаться к Очакову. Александр Суворов предложил взять Очаков штурмом в тесном взаимодействии с Лиманской флотилией. Однако Григорий Потёмкин, командовавший тогда армией, предпочел план «формальной осады». Время показало, что план Потёмкина не увенчался успехом, и в начале декабря ему пришлось согласиться на штурм крепости.

6 (17) декабря 1788 года в семь часов утра при 23-градусном морозе начался штурм крепости Очаков. Сначала были захвачены турецкие земляные укрепления между Очаковым и замком Гассанпаши. Затем русские войска атаковали центральные земляные укрепления, и вышли к крепостным воротам и бастионам крепости. Под прикрытием артиллерийского огня гренадеры преодолели крепостную стену. Яростный и кровопролитный бой в самой крепости длился около часа.

Этому предшествовало непростое время подготовки и принятия решений по крепости. Мокрая холодная осень сменилась холодной зимой, которая на долгое время осталась в памяти народной под названием «Очаковской». Солдаты коченели в своих землянках, терпя страшную нужду в самом необходимом.

Современники противоречат друг другу. Например, Василий Энгельгардт писал: «Взятие Очакова стоило очень дорого; потеря людей была чрезвычайно значительна не убитыми, но от продолжительной кампании; зима изнурила до того, что едва четвертая часть осталась от многочисленной армии, а кавалерия потеряла почти всех лошадей». Самойлов же рассказывает: «Холод был необыкновенный, но войска ничего не терпели, солдаты в траншеях имели шубы, шапки и кеньги, мясную пищу, винную порцию, пунш горячий из рижского бальзама, который пили офицеры и генералы».

Едва ли можно сомневаться, что недостаток в припасах и морозы значительно содействовали решимости Потемкина взять Очаков приступом. Но была и другая причина: в Петербурге смотрели на него косо.

И из дневника Александра Храповицкого видно, что Екатерина была недовольна. Иногда случалось, что в донесениях князя, именно в то время, когда ежедневно ждали известий о взятии Очакова, не было ни слова об осаде. Императрица была в волнении и почти больна от ожидания. В начале ноября был отправлен рескрипт с советом князю взяться, наконец, за дело энергически. Державин уверяет, что в это время «при дворе были весьма дурные толки о Потемкине, и едва ему не отказано от команды».

Во время штурма князь Григорий Потёмкин находился на одной из батарей и следил за его ходом. Когда к нему привели захваченного в плен коменданта крепости, сераскира Гуссейн-пашу, то генерал-фельдмаршал гневно сказал ему: «Твоему упрямству обязаны мы этим кровопролитием». На что он ответил: «Оставь напрасные упреки, я исполнил свой долг, как ты — свой; судьба решила дело».

После штурма Очаков представлял собой ужасное зрелище. Трупов неприятеля было столько много, что их все нельзя было закопать в промерзшую землю, потому несколько тысяч тел вывезли на лед лимана, где они лежали до весны, привлекая к себе хищных птиц и зверей.

Трофеи победителей составили 310 мортир и пушек, 180 знамён. При штурме было убито и умерло от ран более 9,5 тысяч и взято в плен около четырёх тысяч человек, среди них один трехбунчужный паша (Гуссейн-паша), три двухбунчужных и 448 офицеров. Всего около 13,5 тысяч человек. В крепости было захвачено много оружия, военного снаряжения, а также другого имущества.

Русские потеряли во время штурма убитыми: генерал-майора, бригадира, трёх штаб-офицеров, 25 обер-офицеров, 926 нижних чинов. Всего 956 человек. Было ранено 119 офицеров, 1704 нижних чина. Всего 1823 человека. Общие потери убитыми и ранеными составили 2779 человек.

За взятие Очакова князь Потёмкин получил от Екатерины II высшую полководческую награду того времени – орден Святого Георгия 1-й степени, шпагу, украшенную бриллиантами, и 100 тысяч рублей; награды получили и остальные участники взятия крепости. Всему осадному корпусу выдали добавочное (сверх положенного) полугодовое жалование.

Взятие крепости Очаков позволило России окончательно утвердиться в Северном Причерноморье. Корабельное строительство в Херсоне и строившемся Николаеве могло беспрепятственно развиваться, а Крымский полуостров был прикрыт от турецкого десанта с моря. Под Очаковом прошли боевую школу офицеры и генералы – Пётр Багратион, Михаил Барклай де Толли, Михаил Кутузов, Матвей Платов, Александр Суворов, ставшие впоследствии выдающимися полководцами.

В честь этого грандиозного события, 14 апреля 1789 года была учреждена медаль «За храбрость, оказанную при взятии Очакова». Медалью награждали нижних чинов и рядовых русской армии, принимавших участие в штурме и взятии крепости Очаков. Было отчеканено 15384 серебряные медали. В настоящее время медаль оценивается примерно в 600 000 рублей, поскольку является очень редкой.

Медаль в виде узкого овала изготовлена из серебра размером 41x28 мм. На лицевой стороне в поле медали под императорской короной – крупное изображение вензеля имени императрицы Екатерины II. По обе стороны его помещены лавровая и пальмовая ветви, перевязанные внизу лентой. На оборотной стороне во все поле медали горизонтальная девяти строчная надпись. Носили медаль на груди на Георгиевской ленте.

В 1791 году по Ясскому мирному договору Очаков был присоединен к России, что позволило ей окончательно утвердиться на Днепровском лимане и в прилегающем к нему крае, обеспечить безопасность Херсона и оградить Крым от влияния Турции.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

6