Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

06.08.2020 15:01 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Оседлав большую воду, по стремнине сквозь тайгу

Автор: Сергей СЕЛИГЕЕВ

Чуден Кунгус в любую погоду, как и отдых в родных местах

Мы уже не раз говорили, что в районе богатые возможности для развития туризма. Чего только стоит великолепная природа! Отдыхать на наших таежных реках приезжают издалека. Да и люди земли ирбейской хорошо знают и ценят прелесть родных просторов. Наш корреспондент в очередной раз решил в этом убедиться, сплавившись по Кунгусу от Степановки до Ильино-Посадского. Путешествие по своенравной реке получилось экстремальным и очень интересным. 

Какие люди!

Сплав этот был для меня не первый. По крупным рекам пройдена вся населенная часть района. Оставался один пробел – верхняя часть Кунгуса. 10 лет назад отправлялись сплавляться, поехали как раз в Степановку. Однако времени в запасе было немного, так что штурмовать протяженный и безлюдный перегон до Ильино-Посадского не стали. От этой деревни тогда как раз наоборот – отчалили после степановских дел, вернувшись туда на машине, и на лодках прошли до петропавловского моста через Агул. И вот нынче решили – пора пробел восполнить.

Все те же лица – я, красноярец Павел Федоров и ирбеец Павел Мосейков. Только тогда мы плавали вдвоем, Павел Мосейков нас на машине привозил. Нынче же он отправлялся с нами по реке, за руль попросили сесть Николая Крюковского. В Степановке заехали к краеведу Виктору Оберману, который радушно встретил старых знакомых. Он тоже хорошо запомнил наше путешествие днсятилетней давности, на пешем этапе водил нас в исчезнувшую деревню Амбарчик. Незадолго до того умер последний ее житель, который принципиально отказывался получать назначенную государством пенсию. Еще сохранялся его дом. Также Виктор Яковлевич рассказывал о лагере, располагавшемся в Амбарчике в давние времена, показал братскую могилу заключенных, где краевед с учениками установил памятный крест. Много интересного узнали мы в тот день.

Вообще Виктора Яковлевича, автора нескольких книг по истории малой родины, представлять особо не надо. А по соседству с ним живет еще один интереснейший творческий человек – Александр Шеховцов. Прошли к нему. Степановцы сразу накрыли небольшой стол. Домашний квас из березового сока. Малосольные хариусы – пойманы без всякого браконьерства, на удочку в черте селения. Во главу угла Александр Владимирович поставил копорский чай (то есть иван-чай) с душицей и другими травами – собственного приготовления. К нему сухари – просто высушенные ломтики черного хлеба, но под напиток пошли на ура.

В общем, оценили таежное угощение по достоинству. Не уставая при этом восторгаться красотами рукоделия, подкрепленного творческой жилкой, во дворе. Раньше Александр Владимирович увлекался таксидермией. Сохранилось несколько чучел животных и птиц – совсем немного, большая часть коллекции давно передана в районный музей, теперь это экспонаты. Занимался он резьбой по дереву, выжиганием (прибор для этого смастерил сам), фотографией. Все его работы вызывали искреннее восхищение. А сколько экспромта, рожденного просто умением видеть прекрасное во внешне незатейливом. Каждый день пенсионер проходит не меньше шести километров по тайге. И всегда подмечает детали, незримые простому обывателю. Увидел, например, недавно интересные наросты на березовых сучьях. Срезал, немного обтесал рукояти – и готовы модели древнерусских шестоперов, как назывался один из видов боевой палицы. Малый экземпляр он передал нам в дар вместе с банкой своего фирменного чая. Или вот простая речная галька, только собрана с умом – почти круглые окатыши. И выложены рядком с размерами по возрастающей. Весьма занятная композиция.

Так что природа района богата и разнообразна, а люди порой вообще уникальны. Если бы кто надумал организовать экскурсии, гости у таких не заскучают.

Двор Александра Шеховцова (справа) украшает множество его поделок, включая чучела животных. Гостей угощает копорским чаем из термоса, Николай Крюковский его уже оценил.

Оригинальная композиция из речной гальки. Все гениальное просто.

Сергей Селигеев: "Интересные наросты на березовых сучках, достаточно обтесать рукояти, и готовы модели шестоперов. Малый экземпляр нам подарили. А чуть выше — стволовой нарост, и готово лицо Лешего".

Природа района богата и разнообразна, а люди порой вообще уникальны. Если организовать экскурсию, гости у таких не заскучают.

Отдать швартовы

Павел Федоров, Павел Мосейков и Сергей Селигеев (слева направо) – готовы к отплытию.

Проводы.

Но нас ждала река. Гостеприимные хозяева проводили на берег немного выше поселка по течению. Сами почтительно поздоровались с «батюшкой-Кунгусом» и нам посоветовали. Сказано – сделано, подошли и умылись речной водицей. Накачали резиновые лодки, чтобы в ту, что побольше, залезть самим. Другую, «Уфимку», привязали позади на коротком поводке, сложив туда вещи. Надели спасательные жилеты. Ну, в путь!

Степановцы с добрым напутствием помогли нам оттолкнуться от берега. Лодки заскользили по водной глади, покачиваясь на волнах. Побежали мимо линии прибрежных кустарников. Всего несколько секунд– а мужчины на берегу, машущие на прощание руками, уже в десятках метров от нас. И двух минут не прошло, как скрылись из вида. Нас подхватило и понесло стремительное течение, оставалось лишь корректировать движение веслами. Не уйти в прибрежные ветви на излучинах и у островков, обогнуть коряги. Только успевали грести туда-сюда. Неужели и впрямь, чтобы миновать Степановку, понадобится около часа, как говорили местные жители? Поначалу верилось с трудом – ведь вон как летим! Однако течение не только неслось, но и периодически замедлялось. Кунгус постоянно петлял, то и дело разливался на рукава. Какой выбрать? Нам заранее посоветовали в таких случаях уходить левее. В правых протоках, если они не знакомы, на этой реке можно и в завал леса угодить. С самого начала старались так поступать. Здесь, едва успели отплыть, нас и нашло первое приключение. Точнее, сами его нашли, буквально наскочили. Но не без помощи своенравной реки.

Полундра!

То самое место, где чуть не потеряли грузовую лодку.

Очередная развилка. Левая протока узкая, но видно, что глубокая. Через поток упала огромная лесина, перегораживает всю ширину, но на высоте метра в полтора – проплывешь под ней и не заденешь. Правда, на этой лесине висит другая, поменьше, спускаясь в воду. Ничего, обрулить вполне реально, проскочим. Или не стоит? Правый рукав вроде тоже выглядит заслуживающим доверия, хоть и заметно мельче. Мнения разделяются. Решением большинства уходим влево.

Время разногласий кончилось, теперь действуем сообща. Гребем. Лодки стремительно ныряют в горловину. Уверенно отворачиваем левее препятствия. Пройдем! Верхняя лесина нависает над нами, но волнует не она. Неожиданно попадаем в поперечную струю, которая ведет обратно вправо, к висящему бревну. Основную лодку держим, зато грузовая позади болтается гораздо свободнее. Ее заносит за бревно. Рывок! Буксирная веревка натягивается и… лопается. В последний миг я успеваю схватить ускользающий конец. Задняя лодка, упершись в лесину, держится на месте. Мне приходится удерживать наше судно, увлекаемое стремниной прочь. Вода бурлит. Дергаю веревку в сторону, молясь, чтобы на древесном стволе не оказалось сучка, который запросто пропорет резину грузовой лодки. Слава богу, борт без повреждений соскальзывает с препятствия, и нас несет дальше. Чуть вещей не лишились, даже думать не хочется, как бы их потом доставали.

Но думать пока и некогда, дальше несемся по протоке. Надо держать соседнее судно на поводке. И грести одной рукой. В конце концов Кунгус вынуждает взяться за весло обеими руками. Грузовая лодка отрывается и остается позади. Потеряли! Ничего, становится чуть шире и спокойнее. Разворачиваемся, гребем обратно. Идти против течения, разумеется, нет никаких шансов, но нам нужно лишь немного замедлиться. «Уфимка» все ближе, норовит проскользнуть мимо. Не тут-то было, ловим. И правим к берегу, к ближайшему удобному для высадки месту. Пронесло!

Сухой вечер, мокрое утро

Остановились, заново привязали грузовую лодку, перевели дух. Такой он, Кунгус, коварная река! Требует к себе максимального уважения. Если честно, раньше я порой позволял себе сплавляться без спасжилета. Убедился, что такое недопустимо.

Впереди виднелся мост. Оказывается, протянувшуюся справа Степановку мы так и миновали, не заметив, только линию электропередач увидели, которая пошла над рекой к поселку. Потом проплыли под мостом, слева мелькнула какая-то заимка – практически коттедж, для отдыха, очевидно. И все, кончилась цивилизация. Дальше ждали десятки километров безлюдной тайги.

Один поворот следовал за другим, широкие плесы сменялись стремительными перекатами. Несколько оставшихся светлых часов в тот день прошли в движении – теперь уже без приключений. Да и не стремились, той полундры хватило. Загодя начали выбирать место для ночлега. Присмотрели подходящую каменистую косу на берегу, пристали, разбили лагерь. Все-таки до чего здорово – ночевка у костра. Сварили суп, сало пожарили на вырезанных прутьях. На природе все это просто пища богов. Так что ужин получился на славу. Прошелестевший перед отплытием из Степановки дождик больше не беспокоил. Спокойно ушли спать в палатку. А проснулись под дробный перестук капель по тенту нашего временного жилища. Как выяснилось, ранее недостаточно хорошо проверенная палатка местами протекает. И оставленные на улице вещи прибрали без должной тщательности, так что они тоже подмокли.

Плыть дальше по такой сырости не было никакого желания. Зато имелось время в запасе. Как-то так, ни шатко ни валко, прошел почти весь день. Просушиться как следует не сумели. Дождик то прекращался, то заряжал с новой силой. К обеду Павел Мосейков отметил, что оставаться здесь надолго не стоит. Вода поднимается, залить может. Что уровень реки становится выше, мы заметили. А что затопит – сомневались. Далеко еще до воды, и поднимается медленно. Да и отступить есть куда. Перенесли палатку повыше, пережидая в ней очередной всплеск дождя, задремали. Когда ближе к вечеру вновь выбрались наружу, Павел Мосейков уже не сомневался, отмел все мысли о возможной повторной ночевке и настоял – снимаемся, быстро. Неважно, какая погода, – вперед! Выросший на берегу Кана, он слишком хорошо знал, каким коварным бывает речной нрав.

Знатный будет суп.

Причалили, Павел Федоров вытаскивает лодки на берег. Скоро с этой косы придется бежать, ее затопит.

Прошли под степановским мостом.

Река и раньше не отличалась спокойствием, а вздувшись половодьем, вообще неслась, как бешеная. Только успевай уклоняться от коряг и отбиваться от берегов.

Вовремя сбежали

Палец Кунгуса — вам туда, хлопчики!

Этого черного аиста мы видели 10 лет назад на Кунгусе ниже ильино-посадского моста. Нынче такого не встретили.

Собрались, отчалили, плыли часа два, пока позволяло светлое время суток. Выбрали другую косу, высокую, на ней остановились. При затянутом тучами небе ночь спустилась очень быстро. Дождик не переставал моросить, все кругом дышало сыростью. Какой уж тут костер. В палатке, да в уже промокшей одежде, тоже было влажно. Потом стало откровенно холодно. Не спали допоздна, зато поднялись уже в пять утра. Чтобы сразу отдать должное прозорливости товарища. Высоко мы обосновались, но вода уже была у порога, бурлила мутным мощным потоком. Останься мы на прежнем месте, непременно залило бы. Так что очень вовремя сбежали с той косы.

Здесь тоже задерживаться не стали, даже без завтрака отправились в путь – благо, летом в такую рань совсем светло. Вновь побежали мимо кунгусские берега. Река и раньше не отличалась спокойствием, а теперь, вздувшись половодьем, вообще неслась как бешеная. Мы были не против, быстрее дойдем до точки назначения. Расслабиться не удавалось ни на секунду. Только отгребаешь от одного берега, как течение уже бьет в другой – снова работай веслами. Однажды против особенно мощной струи не удержались, расчесались ветвями прибрежного дерева. Благо, без ущерба. За многочисленными корягами следили особо внимательно, на них не налетали. В общем, если и отдых, то очень активный.

Постепенно даже такое насыщенное движение стало привычным, почти однообразным.

Говорят, в последнее время на наших реках в тайге не раз встречались медведи. Мы почти никакой живности не видели. В былые сплавы почти всегда попадался черный аист – даром что редкий, занесен в Красную книгу. Теперь и он не встретился, только белого аиста видели, но он близко не подпустил, улетел. Кто стабильно оказывался в поле зрения, так это утки.

В одном месте из леса вдруг раздались выстрелы. Один, другой, третий – мы только головы пригибали. Наверное, как раз уток там и били, но кто его знает, в какую сторону палят. За листвой нас не видно, как прилетит заряд… Принялись кричать, свистеть, предупреждая о себе. Выстрелы не прекратились, но миновали мы участок благополучно. Вообще, когда говорили о безлюдной тайге, имели в виду – без населенных пунктов. А так люди встречались неоднократно. Даже в большую воду плыли на моторках отдыхать. Встречались и стоянки. Мы двигались дальше.

Путь от Степановки до Ильино-Посадского по Кунгусу, согласно карте, – около 50 километров. По ощущениям - не меньше.

И все же романтика!

Совсем без остановок, конечно, не обошлось. Выходили на берег размять ноги и перекусить. Можно было, пожалуй, просушиться, к тому времени распогодилось, а сухие спички и растопка у нас сохранились. Но решили не терять времени и идти прямиком до Ильино-Посадского. Больше ночевок не планировали, а в пути грелись движением. Долгим движением, когда уже конец? Хорошо, с собой имелся прибор для определения координат, примерно знали, сколько еще плыть. Вот устье Ягаша, где-то за горой на его берегах Минушка. А у нас по Кунгусу финишная прямая – почти без поворотов и с удивительно спокойным течением, словно на Кану на нашем равнинном участке. Вон ильино-посадский мост, возле него и причалили около двух часов дня. Пошутили – может, до Петропавловки отправимся? Сами же срезали шутку преувеличением – чего мелочиться, сразу до Хомутово, из Кунгуса в Агул, а из него в Кан. Нет, хватит. Спасибо, не так давно в Ильино-Посадском появилась сотовая связь – позвонили Николаю Крюковскому. Он приехал, и вскоре мы были дома, в тепле и уюте.

Так что же, из всех воспоминаний от сплава – мокро и холодно? Ни в коем случае! Даже перед финишной прямой, когда открылись высокие обрывистые берега, мы не утратили способности восторгаться – какая красота! Какие великолепные пейзажи мы запечатлевали всю дорогу от Степановки. Фотосъемкой у нас занимался Павел Федоров, а он, поверьте, знает в этом толк. Как и в природных красотах. На плато Путорана был, на перевале Дятлова и еще много где. И всегда с удовольствием приезжает на сплавы в Ирбейский район. В общем, немудрено, что наши таежные реки пользуются популярностью. На Кунгусе, как уже говорилось, и в неблагоприятных условиях встречали людей, а на Агуле народу обычно еще больше. С этой точки зрения как таковой туризм у нас фактически есть. Другое дело, он не организован так, чтобы приносить пользу территории. Есть база отдыха «Потапыч» на берегу Кана у Хомутово, есть кордон на Агуле у Новомариновки. Все, больше подобных заведений не вспомнить. Об организованных турах не слышно, хотя раньше, вроде, забрасывались группы через Агул на Кинзелюкский водопад. Могли бы быть упрощенные туры, хоть наподобие нашего сплава. Нет инфраструктуры, нет организаторов. Даже с элементарного зайдем – памятные магнитики на холодильник с видами Ирбейского района. Их у нас не найти. Видел однажды на одном из Дней села. Торговали ими предприимчивые жители Канска. А мы что же?

И все-таки побывать на наших реках, если вы вдруг еще не были, обязательно нужно.

Вот где можно было строить Красноярск.

Перед сборами домой.

Приплыли! К ильино-посадскому мосту.

Виктор ОБЕРМАН, краевед

– Кунгус, что означает «хариусова река», у меня протекает не так далеко за огородами, и я хорошо знаю его неспокойный нрав. Наших сплавщиков еще и погода подвела. Ночью прошел сильный дождь, потом весь день моросил. Я из дома слышал, как забурлила вода в реке. Значит, уровень поднимается. Поднялся Кунгус высоко, хорошо, хоть через дорогу к домам Степановки не побежал. А ведь недавно, в июне, побежал, часть поселка подтопил. В одном месте у берега три лодки стояли на причале, привязанные, как положено. Так все три унесло. Очень своенравная река. Но мы ее любим. Надеемся, и гостям наш батюшка-Кунгус по душе, будут его ценить и беречь. Рад за ребят, что сплав у них прошел благополучно, и, несмотря на трудности, осталось много ярких впечатлений. Приезжайте еще!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

174