Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

29.05.2020 13:36 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Женское лицо войны

Анна Трофимова в годы войны и сегодня – с кошкой Мусей, практически членом семьи.

Автор: Сергей СЕЛИГЕЕВ

Чтоб страна могла сражаться, службу девушка несла

Для Анны ТРОФИМОВОЙ призрак сражений Великой войны постоянно витал рядом, как только справила совершеннолетие. Девушка уже отправилась на передовую. Не попала туда лишь по случайности. Впрочем, служба в тылу оказалась не только важнейшей и ответственной, но и весьма опасной. Здесь получила, по сути, боевое крещение. И отличилась при этом. На пороге своего 97-летия хорошо помнит, как это было.

Армия-разлучница

Григорий Трофимов.

В биографических данных Анны Петровны уверенно значится, что родилась 6 августа 1923 года в городе Канске. Она и сама не знает, как вышло, что появилась на свет в соседнем районе. Так и не собралась расспросить родителей при их жизни. Знает только, что, как сама выражается, родилась на завалинке роддома, мама просто не успела добраться до учреждения. Но вся жизнь Анны, не считая трех лет армейской службы, прошла в родном Ирбее на улице Интернациональной, по соседству с Каном.

Детство прошло сравнительно благополучно. У некоторых соседей видела нищету, когда дети в школу ходили по очереди, потому что на всех лишь одна пара ботинок. У Анны отец Петр Герасимов был портным, и очень хорошим. Не только работал на государство, но и принимал заказы земляков. Так что семья по тем меркам была зажиточная. Девушка окончила восемь классов – опять же серьезное по тем временам образование. Поэтому и работать с 16 лет пошла не абы куда – в контрольно-семенную инспекцию. В то же время сошлась со своим будущим мужем. Григорий Трофимов ходил к сестре ее подруги. Заметил юную красавицу Анну, которая тоже была в том доме частым гостем, и начал ухаживать.

Видный был парень. На три года старше Анны.Когда в Ирбее дйствовал духовой оркестр, он был капельмейстером (этот оркестр у них на свадьбе играл, красиво было). Сам на баяне играл, пел – заслушаешься. А как в пляс пускался, так только клич шел по селу – быстрее все в клуб, там Гриша танцует! И сбегался народ посмотреть. Ну как не растаять девичьему сердцу перед таким кавалером? Однако их первое счастье длилось недолго. Еще не война – армия. Григория призвали в 1940 году. Наверное, поэтому Анна Петровна не помнит для себя особо роковой день 22 июня 1941. Любимый Гриша уже служил. Переживала внутренне, что воевать пойдет, но тяжелых проводов не было. Отца на фронт не отправили – остался шить штаны и гимнастерки для фронта. А ей самой путевка, по собственному выражению, пришла в мае 1942.

Фронт, на связь!

Анна Трофимова с боевой подругой в Ашхабаде.

Анну Петровну направили в школу связистов, которая располагалась в Красноярске на улице Дубровинского. Поехали еще с четырьмя ирбейскими девчонками – сначала на конной подводе в Солянку. Родители проводили до горы, помахали рукой. Здравствуй, по-настоящему взрослая жизнь! Трудная работа у военного связиста. Поэтому и в учении приходилось тяжело. Поди потаскай тяжелые катушки телефонного провода. И чтобы на коммутаторе управляться, нужно много знаний, навыков и бдительности. Стандартные курсы длились три месяца, но тех, кто быстро осваивал азы специальности, выпускали раньше. Анна оказалась в числе десяти девушек-передовиков, которых первыми отправили на фронт. Когда мама приехала в Красноярск проведать дочь, ее там уже не было.

Но и до фронта не доехала. В дороге лопнул аппендицит, начался перитонит. В Новосибирске ее уже ждала бригада «скорой помощи». Пережила две операции, два месяца пролежала в госпитале. Надеялась, что отправят домой. Но нет, в такое время списывать обученного связиста было бы расточительно. Сгодится в армии, пусть и не в боевых действиях. Вручили пакет с направлением в Ашхабад. Прибыла туда поздно ночью. У кого ни спросит, где ГАС-1990, никто не знает. Видно, хорошо в армии соблюдали секретность стратегического объекта. Единственное, что смог посоветовать один мужчина – обратиться в воинскую часть на другом конце туркменской столице. Явилась, доложилась бойцу на посту. Нужен головной авиационный склад. По адресу пришла? Да, заходи. Позвал коменданта, тот отвел на кухню – картошку чистить. Как показала практика, такой уж был человек, новичкам, что называется, сразу показывал их место, чтобы быстрее к службе привыкали и несли ее качественнее. На деле-то с кухней дружить не пришлось. Телефонисткой была по своей прямой специальности. Еще чаще на посту стояла в карауле. Нередко в штаб поработать определяли – у нее почерк красивый был. Знаем мы, как наши могут в штабе отсиживаться, писарем…

Услышала шаги, окликнула: «Стой, кто идет?!» В ответ выстрел. Страшно было до дрожи в коленках, но тоже выстрелила. Дезертира поймали…

Спасибо за дезертира

В Красноярске обучали только связному делу. В Ашхабаде взялись за курс молодого бойца. Тяжело бывало до слез. Шинель – в скрутку и на плечо. Противогаз, винтовка. И марш-бросок за 20 километров до стрельбища, где пешком, где бегом. Палит среднеазиатское солнце, жарища под 50 градусов. Гимнастерка мокрой становилась – хоть выжимай. Комендант гонял нещадно, еще и в словах себя не сдерживал, не смотрел, если девушка перед ним. Наверное, и впрямь решил, что пока не победим, все в среднем роде ходить будем.

Да, тяжело и обидно… Но при этом стреляла сибирячка на отлично. Наведет винтовку. Долго-долго целится. Внутренне напряглась в ожидании жесткой отдачи, от которой на плече синяки оставались. Однако на твердости руки это не сказывается. Бах! – в яблочко. И вскоре комендант, грубиян и сквернослов, тепло отзывался: «Герасимова стреляет лучше всех!» Как же пригодилось это умение впоследствии! Точнее, способность в опасной ситуации держать себя в руках, которую дает такая подготовка.

На некоторое время перевели под Красноводск, где жили в палатках на берегу Каспийского моря. Охраняли склады с самолетами, боеприпасами, приходящими от американцев по ленд-лизу и ждущими отправки на фронт. Однажды предупредили – из соседней части дезертировал солдат, быть начеку. И вот однажды рядовая Герасимова заступила на пост. Ночь темная – ни зги не видно. Сильный порывистый ветер. Вдруг сквозь шум различила шаги. Окликнула, как полагается: «Стой, кто идет?!» В ответ – выстрел. Страшно было, как вспоминает Анна Петровна, до дрожи в коленках. Однако действовала по уставу. Тоже выстрелила – не целясь, все равно ничего не видно, просто в воздух. Чтобы внимание привлечь. Начальник караула услышал, поднял тревогу, беглеца поймали. На следующий день рядовой Герасимовой перед строем командование части объявило благодарность. Опять надеялась, что домой отправят. И плакала, обманувшись в ожиданиях.

Маршруты ленд-лиза.

Помощь от союзников приходила в СССР разными путями. Наиболее известен маршрут северных конвоев, красочно описанный Валентином Пикулем. Немудрено, писатель сам там служил. Но по количеству поставляемых грузов это было не главное направление. На первом месте – через Тихий океан. Самолеты оттуда нередко прилетали на фронт своим ходом. Помните трагический случай, как в 1943 году у нашей Петропавловки из-за грозы потерпели крушение два Ил-4? На их месте вполне могли оказаться американские «аэрокобры». А вторым по мощности был маршрут через Иран и Каспийское море. Именно здесь служила Анна Трофимова.

«Нюська приехала!»

Домой отправилась только 3 сентября 1945 года. Давно разгромили Германию. Запомнилось 9 мая. В казарме было 25 девушек. Прыгали, обнимались, кто плакал, кто смеялся. Зашел командир взвода призвать к порядку – выгнали. Побаивался он бойких девчат. Ладно, войне конец, когда поезд на родину? Командир гарнизона, пожилой майор, добро не давал. Форма на вас поношенная, и гимнастерки, и юбки. Не могу в такой отпустить, иначе с меня самого штаны спустят. Придет новое обмундирование, тогда домой. Ждать пришлось вплоть до разгрома Японии. Наконец, поехали. В вагонах-«телятниках», но девушкам было не до удобств, лишь бы домой.

Анна сошла в Канске. Что дальше? Автобусов не знали. Увидела ирбейца на машине. На фронт он не ходил, остался дома по брони. На казенном транспорте подрабатывал извозом, в кузове скамеек понаделал. Денег у Анны не было, так и сказала напрямую. Есть большой кусок сала из сухпайка. Возьмешь? Взял, довез. Дома на заборе сидела сестра Вера. Как увидела, закричала: «Мама, Нюська приехала!» Сколько радости было. А на следующий год вернулся из армии Гриша. Красавец-фронтовик, всю войну прошел. Когда встретились, у него аж фуражка упала.

Прожили с ним душа в душу. Вырастили детей, внуки появились, теперь и правнуки. Нынче Григорию Трофимову исполнилось бы 100 лет. Увы, его не стало 34 года назад. Анна Петровна живет в выстроенном супругами доме. В августе ей исполнится 97 лет. Еще не так давно сама полностью управлялась по хозяйству. Однажды споткнулась и упала, сломала шейку бедра. Теперь за ней ухаживает дочь Ольга, сама Анна Петровна передвигается с трудом, только на ходунках. Но в будущее смотрит с оптимизмом.

Привет из прошлого.

В «Ирбейской правде» от 19 мая 1983 встретилась заметка «Дом образцового порядка». На улице Интернациональной, принадлежащий семье Трофимовых. Глава семьи Григорий Никифорович более 30 лет работает водителем, постоянно перевыполняя планы. И вместе с домочадцами всегда активно включается в месячник по благоустройству. На фото – знакомая усадьба. Та самая, которая сейчас отмечена табличкой с красной звездой и надписью, что здесь живет ветеран Великой Отечественной войны Анна Петровна Трофимова. Дом и сегодня в образцовом порядке.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

19