Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

29.05.2020 14:52 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Как фронт пришел в район

Нина Червякова бережно хранит память погибшего брата Михаила Попковича, похороненного на ирбейском кладбище.

Автор: Сергей СЕЛИГЕЕВ

Эту историю рассказала жительница Усть-Яруля Нина Червякова. Ее отец Николай Попкович ушел на фронт в первый месяц Великой Отечественной, чтобы уже не вернуться – пропал без вести в марте 1944. Но перед тем успел узнать, что война пришла в его далекий Ирбейский район. И старший сын Михаил, служивший в милиции, погиб при поимке дезертира.

Вообще, Нина Николаевна приходила по другому поводу – откликнулась на опубликованный у нас (в номере от 20 марта) призыв краеведа Владимира Шульцева делиться информацией о фронтовиках для его новой книги. Решила передать сведения о своем отце Николае Прокопьевиче. Как фамилия? Попкович? Знакомая, такая же у одного из двух наших милиционеров, погибших при исполнении служебных обязанностей. Оказалось, это был ее родной брат Михаил, старший из шестерых детей в семье. И теперь его самая младшая сестра рассказала о нем.

Ей было несколько месяцев, когда папа ушел на войну. Михаила в армию не призвали – из-за болезни одна нога другой короче. Зато для милиции по тем суровым реалиям оказался вполне годен. Тем более, с восемью классами образования – весьма весомо в то время. Заявление он подал в марте 1942. В отделе полиции хранится написанная им автобиография. Родился в 1922 году в деревне Ключи Решотинского сельсовета Нижнеингашского района. В 1936 семья переехала в Ирбей. Здесь парень окончил школу. Устроился работать в промартель «1-е Мая» сначала учеником бухгалтера, затем – помощником бухгалтера. Отсюда и пошел в органы. Направили в Омскую школу милиции. К ноябрю 1942 отучился, месяц проработал участковым в Новоселовском районе, затем полгода в той же должности в родном Ирбейском. В мае 1943 стал помощником оперуполномоченного уголовного розыска. До 3 декабря того же года…

В деревне Покровке обосновались братья, дезертировавшие с фронта. По одним данным, их было двое. Нина Николаевна сказала, что четверо. В деревню наведывались временами, в основном, жили в землянке у болота. Трубу от глинобитной печки вывели низом – будто туман стелется над топью. Вооруженные, пакостили – угоняли скот, зерно таскали. Пошли жалобы в милицию. Двоих сотрудников – Михаила Попковича и еще одного, вроде, по фамилии Воробьев (если вам известно точнее, сообщите) направили разобраться. Поступила информация, что они как раз в деревне. Видно, Михаил предчувствовал беду. Перед делом зашел в Покровке к своей девушке, сказал, что-то мне тревожно. Словно попрощался. Пошли.

Не говорили, что за дезертирами, но те прознали и уже ждали. Михаил первым вошел в нужный дом. Тут же раздался выстрел, он упал, пораженный в правую бровь (когда лежал потом в гробу, рану закрыли ватой). В напарника тоже пальнули, он укрылся за пасущейся во дворе коровой, но все равно попали. Посчитали мертвым, не добили и убежали. Младший хотел сдаться – пообещали сами пристрелить. Но их поимка стала лишь вопросом времени. В милиции гибель своего простить не могли. Дезертиры наведывались к одному пасечнику. Он сообщил об очередном запланированном визите. Поднялся не только личный состав отдела, присоединились вооружившиеся жители. Устроили засаду. Взяли всех, одного подстрелили. Он потом лежал в хирургии. Пациенты обычно делились друг с другом приносимой родными снедью, но ему никто ничего не давал. Сын приходил навещать, обещал мстить за отца, правда, кому, за что и как – непонятно. В больнице преступник скончался. Его братьям присудили разные сроки заключения, до четверти века.

Маму милиционера Анну Антоновну это не особо утешило, говорила, попался бы убийца сына – прибила бы своими руками. Сама была неграмотная, соседи для нее составили письмо о гибели Михаила, отправила мужу. О котором вскоре тоже пришло извещение пропал без вести. Страшное было двойное горе, как и пережили следующие тяжелейшие годы. Но при этом насколько велико у русского народа умение прощать! С семьей убийц потом в некотором роде помирились. Брат Михаила Иван Попкович, отслужив уже после войны в армии, работал потом в Ирбейском детском доме. А там как раз жили дети тех самый братьев-дезертиров. Иван привел этих ребятишек в гости к маме, напоили их чаем. Правда, Анна Антоновна попросила больше их не водить, слишком тяжело становится на душе от воспоминаний. Но и зла в семье уже не держали.

Михаил похоронен на ирбейском кладбище на горе, маму потом погребли рядом с ним. Возникла там у могилок проблема, старое дерево стало мешать. Валить его уже не надо, само рухнуло. Вот убрать его не помешало бы к 9 мая – тем же полицейским. Порядок там навести, по идее, должно быть делом чести. В полиции принято, что каждое подразделение заботится о местах памяти своих представителей. Михаил Попкович был оперуполномоченным. Уголовному розыску и карты в руки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

17