Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

27.11.2020 10:40 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Курорт» для морской пехоты

Владимир Авдеев (крайний слева) с боевыми товарищами на принятии присяги. 1992 год.

Есть у морпехов такая присказка: «Кто служил в морской пехоте, тот не смеется в цирке». В смысле – этого человека ничем не удивить, повидал все на свете. Послушав рассказы Владимира АВДЕЕВА, служившего в этих войсках, понимаешь, откуда она взялась.

На флот так на флот

Детство Владимира Авдеева прошло в Ирбейском районе. Родился он в селе Юдино. После окончания средней школы в 1989 году прошел курс обучения в школе ДОСААФ в Заозерном, где готовили военных водителей, получил права категории С. Затем поступил в Сосновоборский автомеханический техникум, откуда в 1992 году вышел дипломированным экономистом-плановиком.

Пришла пора службы в армии. В то время как раз прошла реформа, срок службы для срочников сократился с двух до полутора лет. И молодой ирбеец попал в первый призыв такого формата. Вместе с ним из района в армию ушли шесть человек: трое тоже из Юдино, один из Верхней Ури и один из Ирбея. На пересылочном пункте в Красноярске спросили, куда бы они хотели пойти, в какие войска. Ответ был прост: «Да куда угодно, лишь бы не сидеть на пересылочном неделю». Ну, раз нет разницы, отправили на флот, на Дальний Восток. Назавтра новобранцам выдали сухпайки на четыре с половиной дня и поездом отправили во Владивосток. Там на пересыльном пункте ирбейцы пробыли еще неделю, заново прошли медкомиссию, их документы вновь проверили, а затем распределили призывников по военным частям. Здесь пути земляков разошлись – Владимира Авдеева направили в 390-й полк 55-й дивизии морской пехоты, базировавшийся в поселке Славянка в 50-ти километрах от Владивостока. Остальные ирбейцы попали на корабли.

И потянулись армейские будни. После присяги солдат раскидали по боевым ротам. Так как Владимир имел права, то десантно-штурмовые подразделения оказались не для него, водителя автоматически направили в ремонтную роту. Основная задача – обслуживание техники. Конечно, были и тренировки, и учения – выезжали на автомобильные марши, оттачивали навыки вождения, накатывая по 200-300 километров за выезд. Недалеко от части находился полигон Бамбурово (по названию ближайшего населенного пункта), туда ездили, участвовали в общевойсковых учениях. Ремонтировали технику, вытягивали из грязи застрявших. Стрельбы были постоянно, а вот в учениях с подходом кораблей к берегу, высадкой десанта, захватом условного противника ирбеец не участвовал. Ничего не поделаешь – задачи у солдат разные.

Во Вьетнам!

Так прошел год службы. Летом 1993 года командир роты объявил, что идет набор во Вьетнам, на военную базу на полуострове Камрань в Южно-Китайском море. Там находился пункт материально-технического обеспечения (ПМТО) для обслуживания проходящих кораблей – военных и гражданских. Отправиться за границу Владимир Авдеев согласился сразу. Почему бы и не побывать в другой стране, если есть возможность мир посмотреть? Пользуясь, так сказать, случаем. Тем более бесплатно.

И снова – в путь. В середине июля отправились из Владивостока на военно-транспортном корабле «Анадырь». Дней семь шли до Вьетнама. Однажды попали в шторм, приличный такой – баллов пять-шесть. Огромное судно швыряло по волнам, как спичку. В погоне за новыми ощущениями ирбеец побежал на палубу. Волна поднимает корабль, а затем резко уходит – и он падает вниз, в пустоту. Адреналин зашкаливает!

Наконец добрались до вьетнамского берега и ночью встали на рейд. Утром морпехи высыпали на палубу. Экзотика – пальмы, жара. Днем пришвартовались к пирсу, солдаты сошли на берег и в пешем порядке отправились к месту дислокации отдельного батальона охраны.

– Зашли мы на территорию части, – вспоминает Владимир Авдеев. – Идем в полном обмундировании, в камуфляже, да еще и шинели с собой несем. На балконах двухэтажных казарм стоят старослужащие и смеются. Сами одеты в повседневную форму, принятую на базе, – синие шорты, рубашки-безрукавки, армейские кепки с широким козырьком и сланцы. Мы уже тогда поняли – иначе нельзя, потому что жара невыносимая, на солнце плюс пятьдесят. Какая уж тут шинель!

Фрукты, обезьяны

и цветмет

И началась новая служба. Сначала тяжело было – жара давала о себе знать. В морской пехоте нет разделения, обслуживающий ты персонал или штурмовик – для всех боевая подготовка одинакова, и огневая, и физическая. Не зря говорят: «Морской пехотинец должен стрелять, как ковбой, а бегать – как его лошадь». И все это – под палящим солнцем. К жаре скоро привык, потом даже до смешного доходило: ночью в карауле мерз, хотя градусник плюс тридцать показывал.

Служба во Вьетнаме разительно отличалась от службы в России. Взять ту же кухню. У нас в армии солдаты сами картошку чистили, а там – гражданские люди. Конечно, наши ребята помогали – так, по мелочи, принести что-нибудь тяжелое, но основную работу выполняли они. В основном это были жены офицеров. И продовольствие иное – фруктов навалом было. Самых разных. На завтрак, обед и ужин. Их просто обожали обезьяны, жившие на территории батальона, – мартышки Дуся и Кеша и шимпанзе Вася. Кто-то из «стариков» приручил их на потеху служивым. Забавные такие – вместе с солдатами строем в столовую ходили.

В казарме, где размещался Владимир Авдеев, на первом этаже находился «чипок» – так на армейском сленге называют армейский магазин, в котором солдат может приобрести необходимое. Зарплату русские морпехи получали донгами – местными деньгами. Простой матрос, без звания, – 110 донгов. Либо 11,5 доллара, если хочешь взять американской валютой. Тем не менее с дисциплиной было строго. Служба охранная – ходили в караулы, пирс и аэродром охраняли. Саму базу. Наряд – сутки через двое. После смены в карауле полагалось два часа бодрствования – личного времени. Делай что хочешь, затем – два часа сна перед следующим нарядом.

С местным населением не конфликтовали, даже можно сказать – дружили. Русские солдаты быстро выучили на вьетнамском языке основные слова: «здравствуй», «до свидания», «как дела?» – и вполне находили с местными общий язык. Вьетнамцы очень любили меняться, особенно по душе им был русский хлеб. Часто приходили в батальон и меняли фрукты на хлеб, оставшийся после обеда. Вот такой бартер был.

– Вьетнамцы – люди добрые, хорошие, – рассказывает Владимир Авдеев. – Вот только жуликоватые, лишь бы чего утащить. Особенно их привлекал цветмет. Пирс охраняешь (а он длинный – метров 200-300), у берега установлен телефон, а на противоположном конце – кабели, к которым подключаются швартующиеся корабли. Так местные все норовили украсть средства коммуникации. Глядишь, к кабелям подбираются – бежишь туда. Пока бегаешь, они норовят телефон стащить – приходится обратно бежать. Сделаешь предупредительный выстрел в воздух – все, разбежались. Или увидишь, что начали где-то подкрадываться к складам – пальнешь в воздух для профилактики. Успокаиваются, но ненадолго. Дембеля рассказывали, что однажды на склады аэродрома пробралась одна вьетнамка и утащила кислородный баллон. Он 80 килограммов весит, а она его сперла! Караул подняли, погнались за ней, так солдатам километр бежать пришлось, пока догнали воровку.

Недалеко от батальона морпехов базировались вьетнамские моряки, с ними русские солдаты устраивали товарищеские матчи по футболу, волейболу, боксу. Как оказалось, выиграть у местных в футбол невозможно. Они к своему климату привычные, а вот русские на такой жаре долго бегать не могут. Дело даже доходило до того, что наши играли двумя, а то и тремя составами, постоянно меняясь, но все равно сил не хватало. Как ни пытались выиграть – бесполезно. А вот в волейболе ситуация противоположная – вьетнамцы все низкорослые, не то что наши морпехи, им тяжело вести верховую борьбу. И в боксе наши проблем не испытывали – в морской пехоте ребята служат крепкие.

Сын по стопам отца

Полгода пролетели незаметно, и в декабре 1993 года Владимир Авдеев отправился домой. На обратном пути на БДК (большой десантный корабль), который вез их на Родину, встретил земляка-юдинца Дмитрия Журавкова, с которым вместе призывался. Того определили служить на корабль, и так вышло, что Дмитрий прибыл за своим земляком в другую страну.

До Владивостока добрались без приключений. Когда встали на рейд, «вьетнамцы» высыпали на палубу, как были, в сланцах… а на улице минус 20. Мигом обратно в трюм заскочили. Отвыкли от нашего климата.

Сразу после службы в армии Владимир Авдеев устроился в полицию, где и работает по сей день в должности оперативного дежурного. Его сын Кирилл пошел по стопам отца – отслужил в армии, в 336-й бригаде морской пехоты.

– Теперь вместе будем праздник отмечать, – улыбается Владимир Авдеев. – Я служил на Тихоокеанском флоте, сын – на Балтийском. Правда, бригада сына покруче будет – носит звание гвардейской.

Когда Владимир Петрович говорит о сыне, в голосе звучит нескрываемая гордость – приятно, когда сыновья идут по стопам отцов и вырастают настоящими мужчинами. В чем армия им, несомненно, помогает.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11