Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

30.01.2020 14:38 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Хлеба кусочек и счастья кулёчек

В свои неполные 82 года Анна Шульга не только сама себя обслуживает, но еще огород держит и домашнее хозяйство ведет.

Автор: Дмитрий МАЛИЦКИЙ

Чего не забывают старожилы

Есть люди, на глазах у которых протекает жизнь целого поколения. Они могут сопоставить то, как было раньше, и как есть теперь, а их и опыт и мудрость – бесценный клад для потомков.

Старейший житель Преображенки – Анна Прохоровна Шульга. Как и большинство предков преображенцев, ее прадеда привезли в Сибирь с Украины. Родилась Анна Прохоровна в 1938 году. Когда девочке было полтора года, отца забрали в армию. Служил он в Хабаровске и осенью 1941 года должен был демобилизоваться, но не успел – летом началась война, и его направили на фронт. С войны отец не вернулся – пропал без вести в 1944 году. Без него уже родилась сестра. Несмотря на то, что, когда началась война, маленькой Ане было всего три года, военные годы она помнит очень хорошо, слишком уж сильно все это врезалось в память. Особенно то, как ей хотелось хотя бы кусочек хлеба съесть – в деревне было очень голодно, всё отдавали на фронт. Мать уходила рано утром на работу, когда дети еще спали, а возвращалась, когда они уже спали. Аня на печи, которая была чуть ли не с нее ростом, готовила себе и сестре «заболтушку» – варила отруби на воде. Об этом времени Анна Шульга вспоминает неохотно, слишком уж глубокую рану оставила война в ее душе. Зато помнит, как в один из дней в деревне появился всадник, который ехал на коне по улицам деревни и кричал: «Война закончилась!» Люди бросали все дела, выбегали на улицу, обнимались… Радость была в селе неописуемая!

«Расскажу я вам одну интересную историю, – говорит Анна Прохоровна. – Дело было то ли в конце войны, то ли вскоре после ее окончания, точно уже и не вспомню. Будучи еще малолеткой, я помогала маме в поле под Ярулем убирать колхозное зерно. Мама вязала снопы, а я подгребала скошенную пшеницу. Босиком, представляете – стерня, осень, холодно. Вдруг прилетел самолет, снизился, сделал круг над полем – все наши снопы поставленные разметал ветром. Покачал крыльями и улетел. Бабы плачут, бабы радуются – наш, советский самолет. Кто это был, мы так и не узнали, но все решили, что тот летчик был кем-то из наших деревенских, ушедших на фронт. Прилетел на родную землю посмотреть, ведь чужой человек сюда просто так бы не залетел».

После войны до 1960 года Анна Шульга работала в колхозе разнорабочей. Все работы переделала – косила сено, убирала зерно, возила корм коровам, полола поля, убирала кукурузу для заготовки силоса. Личная жизнь у Анны Прохоровны, несмотря на все трудности, удалась – с мужем, который также был из Преображенки, прожили 62 года и вырастили шестерых детей. Теперь уже нянчится с внуками. В свои неполные 82 года Анна Шульга еще полна сил и энергии. Занимается огородом, держит хозяйство. Гусей разводит. Что еще нужно для счастья?

А вот к ситуации, складывающейся сегодня на Украине, ее исторической родине, Анна Шульга относится крайне негативно: «Я не понимаю, зачем нужны эти политические игры. Зачем сегодня переписывают историю? Зачем войну развязывают, детей убивают? Взять нашу Преображенку – тут и украинцы, и русские, и мордва. И никто не конфликтует. Русские и украинцы испокон веков были братьями, вместе от врагов оборонялись, фашиста били. А теперь нас хотят врагами сделать. Не правильно это, совсем неправильно».

Наверное, к мнению человека, познавшего всю соль жизни на своем опыте, стоит прислушаться.

История с самолетом, рассказанная Анной Шульгой в материале выше, не единична. В книге Елены Шульгиной «Я жизнь свою в деревне встретил» описывается случай, как военный летчик Максим Гутарев, перегоняя бомбардировщик в Японию, пролетел пару раз над родной Мариновкой, отчего трубы с некоторых домов посносило, бросил посылочку матери и улетел. Пилота, кстати, наказали за самовольство. Так что в случае с самолетом, разметавшим снопы над ярульском полем, тоже за штурвалом мог быть кто-то из наших земляков. Жалко только, что имя летчика, совершившего этот полет, навсегда останется тайной.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

50