Меню
12+

Сайт газеты «Ирбейская правда». ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г.

12.09.2019 14:06 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Старший брат столицы края в обновленной старине

Экскурсия по Енисейску, позади – дом купца Иннокентия Захарова, ныне – краеведческий музей им. А. И. Кытманова.

В середине августа старейший город края Енисейск отпраздновал свой 400-летний юбилей. Через неделю после знаменательного события сюда организовали пресс-тур для журналистов со всего региона, да и из-за его пределов. В насыщенной программе посещения достопримечательностей города и его окрестностей приняли участие и представители «Ирбейской правды». В чем секрет популярности?

Про сам Енисейск говорят, что весь город – сплошная достопримечательность. Изобилует старинными зданиями, в первую очередь – 19 века. Время не щадило памятники архитектуры, еще недавно многие были в плачевном состоянии. К юбилею города 25 объектов попали под программу реставрации, на большинстве работы завершены. По ним провели экскурсию. Красивейшие здания в обновленном виде не утратили завораживающего первозданного облика, и у каждого свое архитектурное лицо, в зависимости от времени, когда строилось. А рассказ гида оживлял историю, за фасадами строений просматривались человеческие судьбы, срезы городской жизни.

Легенды улицы Большой

Основная часть объектов расположилась на главной улице Енисейска. Сегодня она называется Ленина, до революции была Большой. Парад разнообразных каменных старожилов выглядит колоритно. Надо сказать, расположение улицы не изменилось еще с тех давних пор, когда город был преимущественно деревянным. Копнуть под домами метра на два вглубь, и обнаружишь старые срубы. Только сейчас между строениями достаточно пространства, а в 19 веке, говорили, всю улицу можно было по крышам пройти.

Во-первых, дешевой земли посреди бескрайней тайги, конечно, хватало, но в центре она стоила дорого. Экономили каждую сажень. Во-вторых, плотной застройкой отдавали дань традиции 18 века. Тогда в конце столетия на Енисейск обрушился очередной страшный пожар. Множество хаотично разбросанных домиков исчезли с лица земли. При восстановлении город получил классическую римскую застройку. А в начале 20 века против нее как раз пожарные и возмутились. Странно, что это не случилось раньше, ведь в 1869 году город опять сильно пострадал от огня. А что за люди и как здесь жили?

Хозяйственная акула

Флигель Кобычева.

К памятникам относятся не просто дома, а настоящие особняки того времени, часто не по одному этажу. Принадлежали людям не бедным. Вот дом купца первой гильдии Александра Кобычева на Горького, 6. Раньше это был переулок Мельничный, протянулся вдоль одноименной речки. Строение на пересечении с улицей Ленина-Большой. Александр Григорьевич завещал детям быть независимыми от властей. Сам подавал пример. Однажды выглянул в окно и увидел, что в его дворе размещается инвалидная команда. Так тогда называли городской гарнизон. Усадьбу отдали под его размещение, поскольку дом построен без согласования, незаконно. Впрочем, свое имение купец тогда отстоял.

Его сын Александр Александрович пошел еще дальше. Предложил передать ему в аренду весь Туруханский район, или Туруханскую землицу. Будет содержать чиновничий аппарат, собирать налоги. За это получит право распоряжаться пушным промыслом. Когда вопрос рассматривался, купец умер, и сделка века не состоялась. Наш гид по имени Юрий отметил – к сожалению. Почему? Несмотря на полуфеодальные амбиции, Кобычевы были людьми деятельными и неравнодушными. Принимали активное участие в реанимации города после пожара 1869 года. На их территории была построена женская гимназия (виднеется неподалеку). В общем, крепкие хозяйственники могли многое сделать для Туруханска. Впрочем, это личное мнение гида, можно не согласиться.

Сделали себя

У дома Савельевых, где сейчас библиотека.

Нельзя пройти мимо здания на Ленина, 106. В колоритном кирпичном строении сейчас краеведческий музей. Был дом купца Иннокентия Захарова – одного из двух братьев, приехавших из Иркутска никому не известными мещанами и сделавшие себя сами. На первом этаже у Иннокентия Петровича была лавка галантерейных, маскательных (химия для дома) товаров, скобяных изделий, колониальных товаров – чая и кофе. После смерти мужа вдова Елизавета Степановна расширила ассортимент ювелирными изделиями, игрушками, мебелью – прямо Универмаг. Потом дом перешел старшему сыну Константину.

Не всем так везло. Здание библиотеки на Ленина, 95. Значится домом Савельевых, а первоначально принадлежал Виссариону Скорнякову. Его отец Павел любил играть в карты. Удача ему изменила – практически все состояние проиграл. Сыну пришлось многое испытать. Поступил на службу к купцам Дементьевым, они дали стартовый капитал. Скорняков встал на ноги, построил шикарный дом. Более 200 пасек у него было. Работало там много поляков, сосланных после восстаний. На них, кстати, списали пожар 1869 года. Скорнякову пламя принесло огромный ущерб, его признали несостоятельным должником, и дом отошел городу за долги. Выкупили Савельевы. Впрочем, все равно все особняки советская власть национализировала, как и у Захаровых. К слову, на цокольном этаже у Савельевых была большая коллекция рейнских вин. Пропала после 1917 года – видимо, пошла на благо революции.

Винные войны

4. Это два разных здания, правое — дом купца Макарова, левое — купцов Хнюнина и Коновалова, сейчас здесь аптека, стилизованная под провизорскую лавку 19 века.

А вот у изготовителя колбасы Александра Макарова (дом на Ленина, 110, сегодня – детская библиотека) национализировали не сразу, до 1928 года работал. Видно, хорошую продукцию делал. Когда выносили колбасу на прилавок, весь город собирался. Он был единственным «колбасником» в городе. В других сферах конкуренция доходила до конфронтации. Ленина, 93. Сейчас здесь тренажерный зал, как и в советское время. А раньше был совсем наоборот – винный склад купца Харченко. Между ним и купцом Гундобиным разгорелись настоящие винные войны. Харченко был человек новый в винно-водочном бизнесе, чтобы закрепиться, стал снижать цены. Не всем понравилось, «разборки» выходили на уровень городской думы.

Старинные дома Енисейска, как правило, принадлежали богатым купцам. Которых нередко отличала высокая культура. Когда строили здание мужской гимназии, оказалось, что денег не хватает. И тогда Игнатий Кытманов пожертвовал на завершение работ 50 тысяч рублей, плюс купец Потонин – 10 тысяч. А общая стоимость строительства составила 81 тысячу рублей. Сегодня в здании гимназии располагается общеобразовательная школа – имени Игнатия Петровича Кытманова. А Енисейский краеведческий музей носит имя сына купца – кандидата естественных наук Александра Кытманова, основавшего учреждение в 1883 году. К слову, Александр Игнатьевич и сам был купцом со своим пароходством, удачно совмещал научную и коммерческую деятельность.

Золотое время

Дом Флеера

Дом Василия Захарова.

Второй брат Захаров, Василий Петрович (дом на Ленина, 97), был золотопромышленником. Бурная эпоха золотого промысла длилась в Енисейске с начала 19 века до 1870-х годов, пока тайга давала желтый металл. Многие владельцы приисков разорялись, не получая от земли отдачи. Про таких говорили – человек вывернул шубу. Пять приисков Василия Захарова были обильны. Подавляющее большинство трудоспособных мужчин Енисейска работали у таких золотопромышленников. Летом в городе затишье – все в тайге на приисках. Мужиков называли сентябринцами, потому что возвращались осенью – большими ватагами, чтобы не ограбили лихие люди – варнаки. С песнями и плясками прибывали в город. Ох, и обогащались тогда кабатчики! Хорошо зарабатывая, енисейцы тогда и гуляли на широкую ногу. Один купил рулон шелка и выстлал весь путь до своего дома. Другой подошел к полицмейстеру, сунул пачку денег: «Возьми! Все равно ведь пропью!»

А еще прибыль подсчитывали аптекари, как Лейвик Флеер (дом на Ленина, 101). Нелегко давался работникам такой шик. Пахали в забое по 12-13 часов, на износ. Часто возвращались покалеченные, больные. Им и предлагал услуги Леонид Федорович (трудно выговорить Лейвик Фишелевич, вот и переиначили на свой лад). Хотя препараты использовались для нас необычные. Например, опиум широко применялся от головной боли. Кстати, в доме купцов Хнюнина и Коновалова (Ленина, 112) сегодня работает аптека, стилизованная под провизорскую 19 века. Правда, без опиума в ассортименте.

Пьяная рыба

Дом Тонконоговых.

Планируется и еще одно направление связи прошлого с настоящим. Возможно, откроется кафе сибирской кухни. Где большое внимание уделят рыбным блюдам. До революции братья Пинхус и Файвиш Тонконоговы (их дом на Ленина, 113) торговали соленой рыбой. Сельдь привозили из Туруханска. Путь неблизкий, а качество соли оставляло желать лучшего, и засольщики не всегда трезвые. Иногда рыба прибывала в таком состоянии, что ковшом доставали из бочки, как паштет. И привыкали к несвежему продукту. Так и полюбилась енисейцам рыба с душком.

В целом же, толк в еде знали, подчас гурманами были. Мореплаватель Фритьоф Нансен еще удивлялся, что за столом могли проводить по много часов. А потом на серебряном подносе выносили кедровые орехи, и только щёлк стоял. Этот звук называли енисейским разговором. А девушки все высматривали, не попадется ли среди орешков двуглазый. Такой прятали в передник – гарантировало богатое замужество.

Рецепты кухни часто отличались оригинальностью. Например, пьяный осетр. Живую рыбу завернуть в тряпку, пропитанную водкой, чтобы в жабры алкоголь попал. Одна поваренная книга обещала, что осетр станет веселый и любопытный. В таком состоянии его отправляют в кипяток. Подавать в заливке с бельгийским шафраном. Обязательно бельгийским. Дорого, но золотопромышленникам по плечу. В общем, в кафе, если откроется, стоит попробовать оригинальные рецептуры. Под шампанское, которое золотопромышленники пили в огромном количестве. Иногда даже лошадей поили. Сами закусывали редиской или запивали рассолом. Такие были вкусы. Иногда работники в кабаках желали отведать того вина, что пробку вышибает, которое «баре» пьют. Пробовали и плевались, заказывая обычной водки.

Извольте добриться

Баландинский дом.

Кафе сибирской кухни планируют открыть в Баландинском доме. Братья Федот и Сафрон Баландины были крестьянами из Владимирской губернии. Купили место у Базарной площади – сейчас там памятник Ленину. Их дом – на пересечении Ленина и переулка Партизанского. Точнее, комплекс построек. Пакгауз – склад товаров – располагался прямо возле полицмейстерства. Именно с этой стороны варнаки принялись делать подкоп среди бела дня, чтобы обокрасть склад. До такой наглости дошли. Подкоп сумели обнаружить, многих поймали. Одного – в цирюльне, когда сбривал бороду, чтобы внешность изменить. Добрили уже в Енисейской тюрьме.

Откуда взялся ЕГЭ

Енисейская мужская гимназия, ныне средняя школа №1 им. И. П. Кытманова.

Здание мужской гимназии (Ленина, 120) строили 10 лет, с 1876 по 1886 год. Первоначально планировали два этажа, третий вышел импровизацией. И в разгар строительства, как у нас часто бывает, вдруг выяснилось, что денег катастрофически не хватает. На помощь пришел купец Игнатий Кытманов – пожертвовал 50 тысяч рублей. Еще 10 тысяч выделил купец Потонин. Стройка закипела с новой силой, на ее нужды работали семь кирпичных мастерских, поставляя сырье. И результат радовал. Первый директор гимназии Николай Сторожев даже мечтал отвезти чертеж на Парижскую выставку. Сначала отложили, поскольку стройка еще не была закончена. А потом директора лишили чина – уж очень любил смешивать шампанское с коньяком. Так что Париж Енисейскую гимназию не увидел. Зато как колоритно выглядели в городе гимназисты – в синей форме с надписью ЕГ. В устной речи это звучало как ЕГЭ. Так вот откуда он взялся! Часто на эту тему шутят туристы, и журналисты не стали исключением. В 1913 году гимназию посетил знаменитый норвежский мореплаватель Фритьоф Нансен с докладом о перспективах северного морского пути. Правда, по воспоминаниям одного из гимназистов, запомнили его визит, в первую очередь, тем, что с занятий отпустили. В советское время в здании располагалась школа имени революционера и поэта Федора Матвеевича Лыткина, который до революции здесь учился. Сегодня это средняя школа №1 имени Игнатия Петровича Кытманова. Учитывая, что общая стоимость строительства гимназии составила 81 тысячу рублей, вклад купца был решающим.

Дом ветеринара

Дом Кытманова.

Если посмотреть на двужэтажный дом на Ленина, 105, где сейчас располагается соцзащита, наверняка возникнет мысль, что до революции он принадлежал богатому купцу. Но жил здесь простой ветеринар. Другое дело, что звали его Петр Игнатьевич Кытманов (а здание так и называется – Дом Кытманова). Его отец владел 20-ю золотыми приисками. Потом скупал недвижимость. Всего Кытмановым в Енисейске принадлежали восемь домов.

Свидетель четырех веков

Дом воеводы — еще с пожарной каланчой.

Одним из старейших зданий Енисейска считается так называемый Дом воеводы (Ленина, 122). Его датируют 1722 годом. Однако последние исследования чаще приписывают ему конец 18 века. В любом случае, он стал свидетелем уже четырех столетий, учитывая и начало 21-го. К сожалению, не всё историческое наследие сохранил, даже после реставрации. В середине 19 века здесь учредили Енисейскую пожарную команду, была высокая деревянная каланча. И большие бронзовые часы – директор мужской гимназии, тот самый Николай Сторожев, еще любил переводить на них стрелки, чтобы пораньше уйти с работы. Каланчу разобрали за ветхостью в советское время. При недавней реставрации Дома воевода хотели ее восстановить, но не срослось.

Аверкин колокол

Богоявленский собор.

По соседству с Домом воеводы расположился старейший и один из красивейших храмов Енисейска – Богоявленский собор. Его деревянная версия была еще в остроге. В начале 18 века храм сгорел и впоследствии стал каменным. Одно время на нем были колокола из Голландии. А самый большой колокол отлил на свои средства купец Аверьян Мотонин, служивший церковным старостой (к слову, это светская должность). Потому его прозвали – Аверкин. Огромную утварь весом в 500 пудов, то есть восемь тонн, доставили в город по Енисею на барке – отливали ниже по течению реки. чтобы доставить колокол в храм, собрались все горожане, дружно впряглись и тащили. Это был большой праздник. Пришлось разобрать часть ограды и внутренние перекрытия, иначе колокол не входил. Повесили его внутри храма. Из-за этого он сильно терял в звучании, если слушать с улицы. Но все равно – монументальное сооружение. В советское время на территории храма разместили автотранспортную контору, ремонтировали грузовики. Сегодня, после реставрации Богоявленский собор вновь принимает прихожан. А еще здесь обнаружили пороховой склад 17 века. Пока его законсервировали.

Енисейск можно назвать не только старшим братом Красноярска, но и духовной столицей. В свое время здесь было 12 храмов. Сейчас действующих – шесть. В советскую эпоху им пришлось нелегко. На территории старейшего Богоявленского собора располагалась автотранспортная контора, ремонтировали грузовики. Где Спасо-Преображенский мужской монастырь – работал пивзавод, храм при обители приспособили под склад продукции. А не нашли бы применения – снесли бы. Сегодня справедливость восстановлена, вновь совершаются богослужения. Три храма из шести отреставрированы – Богоявленский собор, церковь Иверской Божьей Матери при Иверском девичьем монастыре и Троицкая церковь. Кроме православных святынь отреставрировали и старинную мечеть.

Торговая усадьба Замараева.

Первая газировка

На кирпичном здании по Ленина, 124 висит табличка: «В этом месте в доме Беднягина в 1834-1835 годах проживал декабрист Михаил Александрович Фонвизин и его жена Наталья Дмитриевна Апухтина». Хотя в Енисейск супруга декабриста приехала уже Фонвизиной. А дом купца Беднягина сильно пострадал в пожаре 1869 года. В конце 19 века было выстроено нынешнее здание, принадлежавшее мещанину Замараеву. Здесь располагался магазин купца Паникаровского. Именно отсюда в Енисейске пошли первые фруктовые газировки. Это сейчас они встречаются на каждом шагу. А тогда газвода, как и минеральная, продавалась в аптеке по рецепту.

Идите все в баню!

Реставраторы постарались придать старинным зданиям первозданный вид. Но надо понимать, что раньше город все равно выглядел по-другому. О плотной застройке мы уже говорили, и дело не только в ней. Каждый дом был центром усадьбы, во дворе располагались надворные постройки – конюшни, амбары, бани… Первая общественная баня была деревянной, потом купец Харин построил каменную. Ходить туда считалось зазорным, вроде как не лучший контингент там мылся. Тем не менее, каждую пятницу на улицах города появлялся человек с длинным шестом, к концу которого был привязан веник. Ударяя в таз, он громко сообщал – банный день. Сегодня такого не увидишь. А выглядело бы колоритно. Но недавно последнюю общественную баню в Енисейске закрыли, признав нерентабельной. Прямо как у нас в Ирбее.

Вот так и оживает история через призму архитектурных памятников. Описывать сами здания нет нужды, лучше один раз увидеть – не пожалеете. И смотреть интереснее, если знаешь истории. Такие моменты помогают лучше знать прошлое родного края. Без которого, как известно, нет будущего.

Отцы-основатели

К 400-летнему юбилею на набережной Енисея открыли памятник основателям старейшего города Красноярья. Он стал одним из излюбленных мест посещения для жителей и гостей Енисейска. Скульптура состоит из трех бронзовых фигур. Слева – боярский сын Петр Албычев, справа – стрелецкий сотник Черкас (или Василий) Рукин. Их казачьи отряды основали Енисейский острог в 1619 году. И есть легенда, что инок Тимофей Иванов еще до прихода казаков заложил на этих землях скит. Считается, что все трое – реально существовавшие люди. Хотя инока часто относят к полумифическим фигурам. Что не мешает ему олицетворять православную духовность Енисейска.

Спасо-Преображенский мужской монастырь.
Монастырь с высоты птичьего полета.
С колокольни монастырского храма.
Енисейская специфика.
Мечеть в Енисейске.
Дом купца Дементьева.
На берегу великой реки.
Прошлое Енисейска.
Город контрастов - и такое бывает.JPG

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

30