Меню
12+

Сайт газеты «Ирбейская правда». ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г.

20.08.2019 15:16 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Тугачинский остров Краслага

Мы уже рассказывали о недавней поездке журналистов в соседний Саянский район – в номере от 26 июля приводили сравнительный анализ территорий. И обещали посвятить отдельный материал гвоздю программы – музею Краслага в поселке Тугач. Здесь факты истории наших районов не просто перекликаются. Это единое общее прошлое.

В нашем районе степановский краевед Виктор Оберман со своими учениками давно ведет исследовательскую работу на эту тему, отражает это в своих книгах. Помнится, ездили с друзьями к нему в гости, он водил нас в Амбарчик, где, как и в Степановке, тоже был лагерь. Показывал крест, который они установили в 2004 году на месте одной из братских могил заключенных. В Степановке жертвам репрессий установлен памятник. Но в Тугаче пошли дальше – защитив проект, выиграли грант в 640 тысяч рублей и открыли музей. Кстати, в Тугачинской школе, откуда начиналась наша экскурсия и где расположена ознакомительная экспозиция, единственная не под открытым небом, Виктора Яковлевича хорошо знают и помнят. Он помогал местным коллегам-краеведам в сборе информации, его приглашали в прошлом году на открытие музея. Об этом можно прочитать его рассказ в «Ирбейской правде» от 22 июня 2018.

Макет лагеря. Различные инструменты, вещи заключенных. Карта местной лагерной системы, где много знакомых названий: Марьин Клин, Жедорба, тот же Амбарчик… Лагеря, как острова огромного архипелага под названием Краслаг (ну да, часть ГУЛага), не интересовались своей территориальной принадлежностью и границами районов, жили собственной жизнью. Хотя и в тесной связи с населением. Вот различные документы, фотографии и биографии выдающихся заключенных. Среди них – Генрих Иосифович Навотный, гениальный хирург, творивший чудеса. Лечил не только заключенных из разных лагерных пунктов, но и обычных граждан, никому не отказывал в помощи. После закрытия лагеря остался заведовать Тугачинской больницей. Виктор Оберман говорил, степановские старожилы до сих пор помнят этого лекаря.

Вышли к экспонатам под открытым небом. От самого лагеря мало что сохранилось, но таблички подсказывают, где какие объекты располагались. Вот кузнечная, токарная, сапожная, швейная, столярная мастерские, механизированый цех. Здесь – лагерная больница, в которой и оперировал Генрих Навотный. Жилая зона Тугачинского отделения Краслага. Численность заключенных на 1952 год, считая вместе с подкомандировками (к тому времени туда перешли и лагерные пункты ирбейской земли) – 12 000 человек. Национальный состав самый разнообразный. Недавно, в номере от 12 июля, мы рассказывали, как японские военнопленные делали в наших лагерях электростанции на запрудах. И в Тугаче были такие заключенные в трудармии. Есть еще сходства? Плотина в наличии, точнее, ее остатки – край восьмиметровой насыпи, где оборудовали смотровую площадку. В первую очередь, запруда использовалась, как обычно, для накопления леса и его последующего сплава. Но была и мини-ГЭС, задолго до общей электрификации освещались «лампочками Ильича». Заключенные вообще, не только японцы, отличались порой удивительной изобретательностью. В Тугачинском музее хранится самодельный аппарат для производства колбасы.

Но в целом, жизнь у зеков была очень трудной. Многие умирали в тяжелых условиях. Это подтверждало кладбище – следующий этап экскурсии. Отмечены некоторые имена – какие удалось установить. Правда, установлены памятные надписи на глазок, где точные места упокоения конкретных людей, уже вряд ли кто скажет. Вообще, в ходу были больше братские могилы. Главное – память сохраняется. Не забывается, как жили заключенные. Вот экспозиция барака. У входа недавно сколоченная вышка, на которой так легко представить охранника. Нары внутри тоже «свежие». Как и железные кружки с вкусным чаем. А вот предметы одежды на вешалках – шапки, фуфайки – когда-то принадлежали зекам. Облачись, посиди на нарах – хоть немного прочувствуй.

Да, память жива. Хотя еще непочатый край работы, так много неизвестных имен, страниц истории. Соседи работают. Да и наши краеведы не сидят сложа руки, тот же Виктор Оберман готовится выпустить очередную свою книгу, в которой будет место и Краслагу. Ведь тема неисчерпаемая.

Автор Сергей Селигеев. 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

29