Меню
12+

Официальный сайт газеты «Ирбейская правда». Свидетельство ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г. выдано Роскомнадзором

16.12.2019 17:23 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Как оживают ирбейские герои

Писатель Иван Пантелеев (на фото) и полный кавалер ордена Славы Иван Демьянов были друзьями. Это отразилось в творчестве, наш герой стал прототипом персонажей в двух литературных произведениях. 

Автор: Сергей СЕЛИГЕЕВ

Творческое наследие дружбы Ивана Ивановича с Иваном Никитовичем

Известному писателю Ивану Ивановичу ПАНТЕЛЕЕВУ, уроженцу Мельничного, в этом году, как и всему району, исполнилось 95 лет. И нынче же выяснилась интереснейшая деталь – прототипом некоторых его произведений стал полный кавалер ордена Славы из Ирбея Иван Никитович ДЕМЬЯНОВ. В жизни они были близкими друзьями.

Полный кавалер ордена Славы Иван Демьянов.

С рассказом «Цыганка Злата» мы познакомились благодаря библиотекарю из Мельничного Галине Канарской. Она передала имеющиеся материалы о писателе, включая этот текст, в краеведческий отдел районной библиотеки. Иначе найти его проблематично. Он был написан в 1994 году, незадолго до смерти писателя, и не вошел ни в одну книгу. Опубликован лишь в газете «Красноярский рабочий» и в красноярском литературном журнале «Енисей» четверть века назад.

Ивана Пантелеева традиционно считают детским писателем. Однако даже в произведениях для детей он, привыкший разговаривать с читателем на равных (чем и привлекает по сей день), поднимал и взрослые темы. А есть и чисто «взрослые» рассказы. Например, о войне, которую Иван Иванович сам прошел в воздушно-десантных войсках. «Цыганка Злата» – из таких. Прощальный разговор автора с умирающим другом-фронтовиком. Вспоминают, как несколько десятилетий назад вместе уходили на войну из Омска, и другу встретившаяся цыганка нагадала, что будет он трижды ранен, но выживет, вырастит троих детей. Не придал ее словам особого значения, и на закате жизни осознал, что напрасно. Ранения были страшные, от каждого едва не скончался. Что не помешало потом жениться, и ребятишки появились – трое.

Правда, персонажа Николая в рассказе трудно соотнести с Иваном Демьяновым. Нет явных зацепок. Был летчиком, потом угодил в штрафную роту, затем снова летал, за подвиги на земле и в воздухе получил ордена славы всех трех степеней, что приравнивается к званию Героя Советского Союза... Обо всем этом – ни слова. Однако в том, что прототипом стал Иван Никитович, никаких сомнений. Сын писателя Владимир Пантелеев рассказал, в том числе, вполне официально – в телеинтервью Восьмому каналу (ссылку на видео оставляем на сайте газеты) и до того лично на праздновании юбилея Ивана Ивановича, организованном в Мельчнином в июне сего года. Иван Пантелеев с Иваном Демьяновым дружили всю жизнь, с раннего детства. Собственно, настоящих друзей у писателя было немного, кроме Ивана Никитовича сын Владимир Пантелеев назвал только Бориса Лебедя. Он тоже ирбейский, фронтовик, со сложной детской судьбой – это описано в рассказе «Лебеденок».

Владимир Иванович присутствовал в больнице, когда его отец прощался с умирающим Борисом Павловичем. Сама сцена очень напоминала ту, что описана в «Цыганке Злате». Не исключено, что эпизоды с обоими друзьями совместились в рассказе. Собственно, это художественное произведение, и Владимир Пантелеев откровенно отмечает, что кое-что отец присочинил. Например, что на войну уходили вместе из Омска, хотя сам Иван Иванович на фронт покатил из Канска. Но цыганка в судьбе его друга Ивана Никитовича действительно была. После единственной встречи он запомнил ее, молодую и красивую, на всю жизнь. И, когда рассказывал историю Ивану Ивановичу, просил друга не говорить о цыганке жене Вере Демьяновой, урожденной Малышевой, чтобы не приревновала.

Наверное, поэтому в рассказе не идет речи о подвигах. Для писателя всегда важнее были простые человеческие взаимоотношения, из которых, в первую очередь, и состоит повседневная жизнь. Это заметно в любом произведении Ивана Пантелеева. В друге же он и подавно видел живого чувствующего человека, а не официального героя с прилизанной сухой биографией. Хотя за биографию Ивана Никитовича писатель все-таки брался. В 1994 году к 70-летию Ивана Пантелеева в газете «Красноярские профсоюзы был опубликован рассказ «Исток. Из хроники Ивана Дымова». Как видим, фамилия главного героя созвучна с Демьяновым. А имена персонажей и вовсе не изменены. В Ирбее впервые на День авиации приземлился самолет, и подросток Ваня Дымов познакомился с летчиком, который прокатил его на крылатой машине. Очевидно, тогда мальчик и «заболел» авиацией, впоследствии сам стал первоклассным боевым пилотом, на штурмовике громил фашистов. Увы, этого мы уже не прочитаем. Первоначально задумывалась повесть, и, как пояснил Владимир Пантелеев, воспринимать текст следовало бы не рассказом, а первой главой. Однако закончить творение писателю было не суждено. А начало повести получилось многообещающим, в лучших традициях детских произведения автора, и сухости в биографии героя не нашлось бы ни на грош. Такими и запомним самого Ивана Ивановича, его друга Ивана Никитовича и других писательских персонажей вместе с их прототипами. Живыми людьми с горячими сердцами.

Сельская гордость. К Ирбейскому району имеют отношение семь Героев Отечества. Это Герои Советского Союза Николай Тотмин, Семен Давыдов, Николай Усенко, Дмитрий Мартынов и Виктор Лебедев, полный кавалер ордена Славы Иван Демьянов и Герой России Александр Галле. Для кого-то здесь малая родина, кто-то некоторое время жил или работал у нас. Но все они – наша гордость. Так, на мемориале Победы в Красноярске установлен бюст одному Герою – Дмитрию Мартынову (на фото). У нас он прожил лишь два года. Однако в биографической книге «Запоздалый поклон герою» немало страниц посвящено Ирбею.

Уха из петуха.

Перед юными читателями Иван Пантелеев не стеснялся поднимать важные злободневные вопросы. Да так откровенно, что, по словам сына, порой получал советы цензурировать тексты. Так в поздних изданиях повести «Синий снег» исчезли эпизоды побоев учительницы от нетрезвого мужа на почве ревности. Или рассказ «Уха из петуха». В оригинале главный герой-подросток жестоко избивал сверстника, укравшего лески вместе с дефицитными крючками. В конечном варианте уже замахнулся на вора, но так и не ударил. Получился рассказ «Я, Шурка Кашин и петух Женька». Думается, без сцены избиения он не стал хуже. По тексту, вор в драке против героя был совершенно беспомощен. Не трогать беззащитного – такой посыл, даже вопреки реальной истории, вполне в духе Ивана Пантелеева.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

54