Меню
12+

Сайт газеты «Ирбейская правда». ЭЛ № ФС 77-68839 от 28.02.2017 г.

07.11.2019 13:49 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Светлая память по «врагу народа»

Ходжа Амиров с двухлетней дочкой Валентиной.

Автор: Сергей СЕЛИГЕЕВ

Репрессированный отец навсегда в сердце дочери

В жизни Валентины Авдеевой отец Ходжа Амиров пробыл недолго, ей исполнилось 10 лет, когда его не стало. Проведенные до того 10 лет в сибирских лагерях по ложному доносу не прошли для репрессированного даром, подорвали здоровье. Однако вопреки пережитым тяжелым испытаниям он сохранил лучшие качества души и навсегда остался для дочери примером для подражания.

Излом дружбы

Родился и вырос Ходжа Амиров в Казахстане. Происходил из уйгуров – древней тюркоязычной народности. После школы окончил педагогический институт – преподавал математику и историю, обладая разносторонними познаниями. Вообще, человек незаурядный – играл на скрипке, знал восемь языков… Увы, при тоталитарном режиме, незаурядность часто обходилась очень дорого. В 1938 году, когда уже вовсю шли чистки, 26-летнего семьянина, отца троих детей, его пригласили работать в райком партии. Не уверен был, справится ли, но отказываться не стал, доверие партии нужно оправдать. Тем более, работу предложил хороший друг, и не просто дружили, а семьями.

Нередко и отдыхали вместе. И вот однажды – поедем, говорит, Амирыч, на природу. Там уже и жены ждут. До природы не доехали, свернули в тюрьму. Сегодня нам трудно даже представить, как такое возможно. Что заставило этого друга написать донос? Зависть к талантам товарища? Или стремление в условиях тотальных репрессий успеть донести первым? В любом случае, впору совсем потерять веру в людей, озлобиться на весь мир. Особенно если учесть, что последовало дальше.

Вспомнить всех. День памяти жертв политических репрессий в России ежегодно отмечается 30 октября с 1991 года. Дата для установления Дня была выбрана в память о голодовке узников лагерей, начавшейся 30 октября 1974 года в Мордовии, которую политзаключенные объявили в знак протеста против политических репрессий в СССР и против бесчеловечного обращения с заключенными в тюрьмах и лагерях. Подсчитать точное число всех пострадавших от тоталитарного режима невозможно. По данным комиссии по реабилитации при президенте РФ, безвинно репрессированных — миллионы, и значительное число их нигде не было учтено. Тысячи узников прошли и через лагеря на территории Ирбейского и Саянского района.

Вкус воды

Супруга открестилась от арестованного мужа, сама постаралась затеряться и детей разбросала по родственникам. Трудно осудить ее за это, клеймо родных «врага народа» запросто могло обрушиться на всю семью. А самого Ходжу Амирова допрашивали с пристрастием, не стесняясь в жестоких методах. Например, накормят соленой селедкой, поставят посреди комнаты ведро воды. Но только попробуй подойти и напиться. Давай, признавайся, как злоумышлял против советской власти, вел подрывную деятельность. Потом мужчина не раз говорил, что большинство людей не понимает, какой вкусной бывает вода. Кто не прошел через подобное – не поймет. Ходжа же на себе испытал. Выдержал, не подписал признательных показаний. Иначе, очевидно, без долгих разговоров поставили бы стенке и расстреляли.

А так дали «всего» 10 лет. В дороге по этапу в далекую Сибирь теплолюбивые южане гибли, как мухи. Немалую часть пути одолевали пешком. Сильно мерзли, непривычные к нашему климату, да еще когда с одеждой скудно. С трудом добрался Ходжа Амиров до лагеря в Саянском районе. Еще не зная, что территория станет его новой родиной. Впереди ждали новые испытания, тоже мало способствующие сохранению веры в людей.

Лучики света

В поселке Тугач Саянского района сделали музей Краслага.

Тяжелейший труд на лесоповале и сплаве древесины. Весьма скудные пайки, особенно во время войны. Политзаключенные старались держаться вместе. Но рядом постоянно были и настоящие прожженные уголовники – со своими порядками и нравами. Запросто могли убить по любому поводу. Лагерное начальство и охрана тоже в большинстве проявляли мало заботы о зеках. Однажды Ходжа Амиров упал в запруду, где накапливали лес для последующего сплава. Забарахтался среди бревен в ледяной воде. Так по нему первым делом открыли стрельбу – вроде как при попытке к бегству. Потом все же вытащили. Здоровье же оказалось подорванным на всю оставшуюся жизнь.

Благо, нашлись лучики света в темном лагерном царстве. Прежде всего, врачи из заключенных, на которых молились не только другие сидельцы, но и многие на воле. Татарин по национальности Гумерев (имени его Валентина Авдеева не вспомнила), поляк Генрих Навотный. Хотя их национальности здесь не имели значения, все равны. Сидели и женщины, как врач-терапевт Валентина Таран. В ее честь потом Ходжа Амиров назвал свою старшую дочь от второго брака. Выходили уйгура. И оставили в санитарном блоке медбратом. Там он и добил свой 10-летний срок.

К тому времени он уже был хорошо знаком с начальником лагеря в Шайбино Александром Щебляковым. Ранее тот работал в Тугаче, потом перевели. Потому что отличался от большинства своих сослуживцев, к заключенным относился на удивление по-человечески. Было дело, взял валенки у одной старушки – все равно дома сидишь, никуда не ходишь. Отдал одному из зеков – ему нужнее, ему лес валить. Сидельцы платили Александру Ивановичу теплым доверительным отношением. Случалось, выпьет он лишнего, так чтобы не попался, будучи навеселе, на глаза своему начальству, зеки его у себя спрячут.

На заре бытия

Валентина Авдеева бережно хранит паспорт своего репрессированного и реабилитированного отца Ходжи Амирова и фотографии с ним.

Ходжу Амирова начальник лагеря успел хорошо узнать, надежный интеллигентный уйгур ему нравился. И еще совсем не старый, хотя и старше дочери Александра Щеблякова Марии на 16 лет. Отец девушки сам предложил Ходже стать ее мужем. На это требовалось немалое гражданское мужество – породниться с «врагом народа» (реабилитировали его позже). Вскоре после его освобождения в 1948 году сыграли свадьбу. Через год родилась дочь Валентина, затем – Любовь. Вот оно, счастье!

Увы, судьба продолжала проверять на прочность. Семья уехала деревню Буинку нашего Ирбейского района. Там в 1954 случилось страшное несчастье – умерла младшая дочка. Пока родители были на работе, с девочками сидел брат Марии. Ребятишки увидели, что он курит, скрутили и себе самокрутки. Горящая бумажка упала на платье Любы, оно мгновенно вспыхнуло. Оставаться в Буинке родители больше не могли, уехали обратно в Саянский район на Мамзу, где было отделение Краслага. Глава семьи работал там бухгалтером. И тут новое испытание – едва снова не оказался за решеткой. Зеки украли сейф, унесли его в лес. Денег в нем не было, но утрата документов – тоже подсудное дело. Он попросил неделю времени и по памяти восстановил бумаги.

В 1955 родился сын Анатолий. На следующий год Ходжа Амиров получил свой последний паспорт, который его дочь бережно хранит. Там сделана опечатка, записано Хожа. И без отчества, как полагалось у уйгуров. Люди звали его Амировичем. По воспоминаниям Валентины Ходжаевны, он пользовался всеобщим уважением. Случайно удалось отыскать сына от первого брака. Встречался с другими родственниками в Казахстане, потом и они приезжали в Саянский район – семья там жила в поселке Орье. Совсем возвращаться на землю предков Ходжа не захотел, жене было бы там трудно – среди людей с непривычным укладом жизни. А про себя он чувствовал, что осталось недолго – туберкулез, оставшийся наследием лагеря, забрал мужчину в 1960 году, в возрасте 48 лет. Но память о нем осталась, Валентина Ходжаевна, 23 года назад переехавшая в нашу Альгинку, до пенсии работавшая здесь учительницей, бережно ее хранит. И мама Мария никогда не забывала своего Ходжу, хотя потом вторично вышла замуж. Он прожил тяжелую, но достойную жизнь, и судьба его могла сложиться по-другому. Однако это наша история, и если ее не знать, у нас нет будущего

Чисты перед страной. Супруга Ходжи Амирова Мария Александровна рассказывала дочери про день смерти Сталина в 1953 году. Это было время всенародной скорби, зачастую искренней. А вот Ходжа играл на скрипке задорные мелодии, пел и плясал, хоть это и было небезопасно. При этом он никогда не отзывался о своей стране, он противился только сталинскому периоду, ознаменованному самыми массовыми репрессиями. Советский Союз признал, что Ходжа Амиров был осужден на 10 лет лагерей безвинно, его полностью реабилитировали. Как и миллионы других политических заключенных и приговоренных к расстрелу, а также их родных и близких.

С дочерью Валентиной и сыном Анатолием.
С женой Марией и сыном Анатолием.
Из Казахстана приехали родственники.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

13